Дышите - не дышите: Минпромторг предлагает запретить закупать импортные аппараты ИВЛ


image

06.07.2023 5200

Минпромторг предложил ввести запрет на закупку государственными больницами аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ) зарубежного производства. Многие врачи и пациентские организации, а также Совет по правам человека при Президенте России выступили против инициативы. Но будут ли они услышаны?

Предложение запретить закупку государственными больницами аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ) зарубежного производства содержится в проекте постановления правительства, опубликованном на портале нормативных правовых актов. Документ предлагает включить в постановление Белого дома от 30 апреля 2020 г. № 616 «Об установлении запрета на допуск промышленных товаров, происходящих из иностранных государств» пункт «аппараты дыхательные реанимационные». 

Ключевыми отечественными производителями аппаратов ИВЛ являются АО «КРЭТ» госкорпорации «Ростех» и ООО «Тритон-элетроникс», сказано в пояснительной записке. Суммарные мощности всех российских предприятий достигают 36 тыс. аппаратов в год. При том, что среднегодовая потребность в данном оборудовании для государственных и муниципальных нужд оценивается на уровне 2,7 тыс. аппаратов.

«Решение ввести запрет на закупку иностранных аппаратов ИВЛ необходимо для поддержки российских предприятий, готовых покрыть потребности системы здравоохранения в полном объеме», – пояснил «Ведомостям» представитель Минпромторга. 

Генеральный директор центра компетенций «Ростеха» в области медицинского приборостроения «РТ – медицинские технологии» Сергей Дмитроченко называет отечественный рынок аппаратуры ИВЛ конкурентным. По его словам, на нем представлена большая доля зарубежных разработчиков, наиболее серьезные из которых – немецкие и китайские.

По словам генерального директора консалтинговой фирмы «Регмедикал» Евгения Алехина, каких-либо проблем с импортом иностранных аппаратов ИВЛ сейчас нет. К тому же на законодательном уровне имеется достаточно инструментов для поддержки российских производителей оборудования. Так, отечественные аппараты ИВЛ включены в перечень продукции, для которой действуют минимальные квоты на приобретение госзаказчиками (постановление правительства от 3 декабря 2020 г. № 2014 «О минимальной обязательной доле закупок российских товаров и ее достижении заказчиком»). Российским реанимационным дыхательным аппаратам отдают предпочтение перед иностранными на госторгах в рамках механизма «второй лишний» (постановление правительства от 10 июля 2019 г. № 878 «О мерах стимулирования производства радиоэлектронной продукции в РФ»).

«То, что государство защищает своих производителей, – абсолютно нормально. Это делают и другие страны мира», – прокомментировал инициативу Минпромторга представитель «Ростеха». По его словам, доля предприятий госкорпорации в сегменте закупок аппаратов ИВЛ составляет порядка 10% в денежном выражении, к 2030 г. ее планируют довести до 25–28%. 

Главный аргумент в пользу закрытия рынка для иностранцев, помимо стимулирования отечественного производства, то, что наши аппараты по качеству практически ничем не отличаются от импортных. К тому же переход на российское оборудование застрахует медицинские организации от сложностей с его ремонтом и техобслуживанием, прокомментировала заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья Татьяна Соломатина («Единая Россия»). «Если закупленный иностранный аппарат сломается, мы можем вообще остаться без него, потому что отремонтировать его будет очень сложно», – пояснила она.

Однако непосредственно пользователи оборудования этот оптимизм не разделяют. Главный анестезиолог-реаниматолог МЧС России, эксперт Даниил Шелухин говорит, что отечественные аппараты ИВЛ не обладают интеллектуальными режимами, характерными для “третьего поколения” ИВЛ. Импортные аппараты способны адаптироваться к изменяющимся физиологическим запросам пациента в режиме реального времени, а также автоматически подбирать уровень настройки триггеров, что повышает эффективность вентиляции. Кроме того, аппараты с интеллектуальными опциями позволяют автоматически тренировать пациента, что освобождает медперсонал от этой задачи. В некоторых случаях импортное оборудование может быть более качественным, чем работа человека.

К тому же ограничение импорта аппаратов ИВЛ может повлечь за собой риск потери доступа к другим техническим решениям, которых нет на российском рынке. Это может негативно сказаться на пациентах, лишив их возможности получать наиболее эффективное лечение при респираторной недостаточности.

Прежде чем отказаться от закупок аппаратов зарубежного производства, следует тщательно проработать вопрос, поскольку от этого оборудования зависит выживаемость людей, подчеркнул заместитель председателя Комитета Государственной Думы по охране здоровья Алексей Куринный.

«Вопрос ведь не только в том, какое количество аппаратов ИВЛ могут производить российские предприятия. Вопрос, прежде всего, в качестве и технических характеристиках оборудования — от этого, в частности, напрямую зависит выживаемость людей», —  заявил депутат. 

Эти опасения разделяет и Совет по правам человека при Президенте России (СПЧ), заявила в telegram-канале заместитель председателя СПЧ Ирина Киркора.   

«Никто не привлекал пациентские организации к разработке этого проекта. Минпромторг говорит о том, что это поддержит отечественных производителей, это необходимая часть российского суверенитета. Но кто даст гарантии безопасности для жизни наших детей?» — отметила она.

Киркора напомнила случай, когда в мае 2020 года в больнице Святого Георгия в Санкт-Петербурге произошел пожар из-за короткого замыкания в аппарате ИВЛ «Авента-М». Тогда погибли шесть человек. Росздравнадзор приостанавливал применение оборудования.

Заместитель председателя СПЧ добавила, что проводит переговоры по поводу установления запрета на иностранные ИВЛ с другими членами СПЧ — сопредседателем Всероссийского союза пациентов Яном Власовым и президентом благотворительного фонда «Справедливая помощь Доктора Лизы» Ольгой Демичевой. В организации выступают за поддержку российского предпринимательства, но не хотят рисковать жизнями и считают недопустимым «устраивать демонстрационные отказы от зарубежных технологий».

Даже если российские компании могут массово производить аппараты ИВЛ, это не означает, что у них в наличии есть все модели, необходимые для пациентов, подчеркивает гендиректор компании «Медицинские системы и технологии» Константин Зотов. По его словам, в нашей стране за последние несколько лет научились делать несколько версий аппаратов ИВЛ, которые вполне пригодны для использования в стандартных ситуациях. Однако в ряде случаев — в первую очередь когда речь идет о терапии недоношенных детей и взрослых пациентов с осложнениями — возможностей российских аппаратов точно будет недостаточно, полагает эксперт.

Есть и хорошие новости. В Минпромторге призвали не торопиться с выводами: публикация проекта постановления – это лишь первый этап, который как раз направлен на общественное обсуждение и доработку по его итогам. Кроме того, Минпромторг обещает, что запрет коснется только отдельных видов аппаратов ИВЛ, которые производятся в России и успешно применяются в системе здравоохранения.

Но даже если Минпромторг запретит госзакупки импортных ИВЛ уже в ближайшее время, у российского здравоохранения есть какой-то «запас прочности» из-за массовых закупок этой медтехники во время пандемии коронавируса. Тогда по всей стране для оборудования реанимационных отделений было закуплено несколько десятков тысяч единиц такой медтехники — в 2020 году, как тогда говорила вице-премьер Татьяна Голикова, а использовали более 40 тыс. аппаратов. По мнению Константина Зотова, часть из них, по мере снижения числа заболевших коронавирусом и закрытия ковидных отделений, законсервировали и отправили на склады — и, видимо, смогут при необходимости заменить ими выходящие из строя в течение нескольких лет.

А что же думают по этому поводу отраслевое министерство и главный защитник конкуренции? Министр здравоохранения Михаил Мурашко сказал, что инициатива о запрете на государственную закупку иностранных аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ) пока находится на стадии обсуждения. Представитель ФАС России пообещал, что ведомство изучит документ, когда он поступит, в установленном законом порядке.

Впрочем, как мы это уже наблюдали в ситуации с лекарствами, в ситуации крайней нужды правительство идет на экстренные меры и разрешает ввозить даже незарегистрированные импортные медикаменты. Нетрудно предположить, что такой же сценарий в последующем возможен и с аппаратами ИВЛ. 

Вадим Винокуров

Сетевой медицинский журнал «Медицина Сегодня»
Ссылка