Переиграли: Москва меняет условия офсетных контрактов по лекарствам


image

02.08.2023 8666

Мэрия Москвы пересмотрела условия ранее заключенных с фармпредприятиями офсетных контрактов, которые гарантировали долгосрочные закупки властями препаратов на сумму 32,5 млрд руб. в обмен на строительство производственных площадок. Конечная цель соглашения - обеспечить москвичей лекарствами по доступным ценам. Теперь же эта сумма снижена на 40%. Захотят ли впредь другие инвесторы пытать удачу с офсетными контрактами?

Офсетный контракт представляет собой такую форму государственно-частного партнерства (ГЧП), при которой инвестор организовывает производство в определенном субъекте Российской Федерации и налаживает поставку производимого товара. Как правило, заключение офсетного контракта осуществляется на длительный период времени. Это связано с увеличением возможностей импортозамещения и достаточно длительным периодом окупаемости инвестиционных вложений. Срок действия офсетного контракта не может превышать 10 лет, а минимальные инвестиции не могут быть меньше 1 млрд. руб. Участниками конкурса на заключение такого контракта вправе выступить только российские юридические лица. 

Для бюджета субъекта заключение офсетного контракта является реальными инвестициями, которые повышают безопасность производства за счет высокотехнологичного оборудования, появляются новые рабочие места, в бюджет поступает больше налогов. В свою очередь для инвестора заключение такого контракта является явным преимуществом, потому как у него появляется стабильный и долгосрочный рынок сбыта. Но это в теории. Как бывает на практике, расскажу чуть позже.

Целью заключения офсетных контрактов является стимулирование вложения капитала инвесторов в создание новых предприятий, переоснащение уже существующих, внедрение более современных технологий, а также развитие импортозамещения. 

Начиная с 2016 года по всей России заключено 16 офсетных контрактов, 81% из которых приходится на организацию производства и поставку лекарственных препаратов и медизделий. Среди российских регионов Москва выступает пионером по использованию подобного инструмента, с 2017 года город подписал уже 12 подобных контрактов на общую сумму 19 млрд руб. инвестиций. Девять из них предполагают поставку лекарств и медицинских изделий, один — продуктов питания для молочных кухонь. К настоящему моменту столица получила более 1,2 млн упаковок лекарств по офсетным контрактам. Для сравнения: Санкт-Петербург заключил свой первый фармацевтический офсет лишь в этом году.

В Москве первопроходцами стали компании ЗАО «Биокад» и «Р-Опра». В рамках заключенного с Правительством столицы в 2017 году офсетного контракта ЗАО «Биокад» построило производство фармацевтических препаратов в Зеленограде. По условиям сделки планировалось, что на предприятии будут выпускать 40 онкологических лекарственных препаратов. При этом Правительство Москвы с 2021 по 2027 год обязалось закупить выпускаемую на новых производственных мощностях продукцию для медицинских учреждений города на сумму около 2 млрд руб. 

Как мы уже выяснили, офсетные контракты позволяют получать экономию бюджетных средств. Это связано с тем, что в результате проведения конкурентных процедур цена закупаемого товара, зачастую снижается. Так, например, при заключении контракта с компанией «Р-Опра» начальная цена контракта при проведении конкурентной процедуры составляла 22,6 млрд руб. и была снижена до 18,4 млрд руб. А вот для представителей бизнеса эта форма партнерства сопряжена с серьезными рисками, потому что предсказать сохранение ценовой эффективности инвестиционного проекта на протяжении действия офсетного контракта затруднительно. 

За это время могут быть зарегистрированы аналоги лекарств с более низкой зарегистрированной ценой, что сделает убыточным сам проект. Или за счет закупочных процедур цена на аналоги будет значительно ниже цен, предлагаемых исполнителем офсетного контракта. В любой момент препарат, по которому заключен офсет, может быть исключен из стандартов лечения и клинических рекомендаций. Это значительно ограничит его использование медицинскими организациями, а инвестор понесет убытки из-за невозможности реализовать свою продукцию.

“Федеральным законом о контрактной системе предусмотрено основание для изменения контракта (вплоть до его фактического прекращения) в случае уменьшения ранее доведенных до государственного или муниципального заказчика как получателя бюджетных средств лимитов бюджетных обязательств (статья 95), - комментирует исполнительный директор “Инфра Альянс” Артем Барашев. - Данное правило распространяется без исключения и на офсетные контракты”.

По его словам, это обстоятельство существенно снижает инвестиционную привлекательность механизма. Вариантом решения указанной проблемы могло бы стать компенсация понесенных поставщиком инвестиционных затрат пропорционально выбывшему объему поставки товара / услуги по аналогии с механизмами, предусмотренными законами 69-ФЗ «О защите и поощрении капиталовложений…» (субсидия при изменении фундаментальных правовых актов) или 224-ФЗ «О государственно-частном партнерстве…».

Так вот в Москве исходная общая сумма в 32,5 млрд руб. двух офсетных контрактов, подписанных в 2017–2018 годах на десять лет «Р-Опра» и «Биокадом» с департаментом здравоохранения Москвы (ДЗМ), уменьшилась на 40%, до 19,45 млрд руб. Соответствующие допсоглашения, подписанные сторонами в марте, июне и июле текущего года, журналисты “Коммерсанта” обнаружили на сайте госзакупок. Обязательства ДЗМ перед «Р-Опра» сократились с первоначальных 18,4 млрд руб. почти до 11 млрд руб., перед «Биокадом» — с 13,6 млрд руб. до 8,45 млрд руб. Корректировки контрактов связаны с изменением схем лечения и переводом финансирования части терапии в ОМС или федеральные программы. Изменения коснулись не только суммы контрактов, но и перечня и объемов препаратов, заложенных в исходных договорах.

Например, «Р-Опра» должна будет за семь лет поставить почти втрое меньше противоопухолевого пазопаниба, но в семь раз больше антикоагулянта ривароксабан. В допсоглашениях с «Биокадом» скорректирована и закупочная цена — например, по онкопрепарату темозоломид она снижена вдвое.

Кроме того, из первоначального списка препаратов, которые должны были поставлять компании, исключили некоторые позиции. Столичная администрация не будет закупать эверолимус, используемый после трансплантации тканей (средство в 2020 году вошло в программу высокозатратных нозологий, финансируемую бюджетом РФ), онкопрепарат эрлотиниб, финголимод от рассеянного склероза. Также из перечня убрали лекарства, применяемые при лечении легочных заболеваний,— тиотропия бромид, аклидиния бромид, бозентан. Эти средства относятся к первому поколению, а сейчас есть более современные, в том числе комбинированные, препараты.

Изменение условий офсетных контрактов в процессе их исполнения, по словам гендиректора DSM Group Сергея Шуляка, говорит о не лучшей эффективности таких соглашений, так как они не дают четких гарантий поставок. По его словам, от момента заключения контракта до получения первой продукции проходит много времени, за которое меняются подходы к лечению, потребность в препаратах, что доказала пандемия COVID-19. 

Но риск - благородное дело, так что мэрия продолжает заключать контракты по поставкам лекарств со встречными инвестиционными обязательствами. В начале 2023 года было подписано четыре соглашения на общую сумму 11,2 млрд руб., из них два — с «Р-Фарм». Более того, Москва анонсировала планы по заключению первого “межрегионального” офсета с Самарской областью. Такая возможность была законодательно закреплена летом 2022 года. Ожидается, что консолидация, с одной стороны, позволит каждому из регионов более эффективно расходовать и без того ограниченный резерв бюджетных средств. А, с другой стороны, будет привлекательнее для инвесторов за счет расширения рынка сбыта.

Механизм ГЧП, к коим относится и офсет, обсуждается в России с середины 2000-х (регламентирующий его федеральный закон № 224-ФЗ вступил в силу в июле 2015 года), однако до сих пор он не стал привычной частью экономики. Чтобы переломить ситуацию, явно требуется пересмотреть подход. 

“Если мы хотим создать некую фабрику проектов, то все участники должны четко понимать правила игры, - полагает гендиректор Национального центра государственно-частного партнерства (ГЧП) Павел Селезнев. - У нас есть такая инициатива – предложить федеральную программу по развитию ГЧП, в которой будут конкретно указаны сферы и количественные показатели: сколько проектов, в каких отраслях и в какие годы должно быть реализовано с привлечением частных средств. Мало опубликовать перечень, необходимо показать готовность государства поддерживать данные проекты, в том числе финансово. Чтобы реализовать системный подход на рынке, у программы должен быть оператор, который будет выстраивать единый процесс подготовки проектов”.

Вероятно, эти вопросы будут затронуты в ходе Российской недели ГЧП, которая состоится в Москве в конце сентября.

Вадим Винокуров

Сетевой медицинский журнал «Медицина Сегодня»
Ссылка