Можно ли россиянам отказаться от сбора биометрии после 1 сентября?


image

01.09.2023 11571

Государственные и частные компании активно собирают биометрию граждан. При условной добровольности уклониться становится все сложнее. Например, если надо получить кредит онлайн – избежать ее не получится. При этом многие россияне относятся к этому тренду крайне негативно, пример тому — недавняя история в Ростове-на-Дону. Так что не так с биометрией, почему ее так страшатся современники?

В августе ростовчане в массовом порядке “атаковали” МФЦ: они выстраивались в очереди, чтобы написать отказ от сбора биометрических данных, потому что прочитали в соцсетях и мессенджерах новость о том, что после 1 сентября сделать это будет невозможно. 

“Вы можете отказаться от сбора и размещения своих биометрических персональных данных в Единой биометрической системе в любой момент без какого-либо ограничения срока подачи такого отказа, — попытался успокоить земляков глава Минцифры Ростовской области Евгений Полуянов. — Приводимые мошенниками сроки «30 августа» или «1 сентября» не соответствуют действительности”.

Интересно, что в том же Ростове чуть ли не первыми в стране еще в 2018 году внедрили сервис биометрической идентификации пациентов. Это сделала детская городская поликлиника №1. Система распознавания пациента (его родителя или иного законного представителя) анализирует внешность посетителя и сверяет ее с базой изображений в целях идентификации. Для этого на рабочих местах врачей, в регистратурах, в терминалах самозаписи, филиалах ДГП № 1, включая школьные медицинские кабинеты, были установлены небольшие камеры. Пациент располагается в поле их обзора и примерно через две секунды на компьютере администратора или врача открывается его электронная медицинская карта.

Смысл инновации в том, что пациенту не надо каждый раз приносить в поликлинику полис ОМС, СНИЛС, свидетельство о рождении, паспорт. Автоматическая идентификация упрощает жизнь и медицинскому персоналу, освобождая от ряда рутинных процедур и сокращая время на оформление документации.

“Хотя биометрия потребовала от нашего учреждения определенных финансовых затрат, для пациентов пользование сервисом абсолютно бесплатно, - рассказал главный врач ДГП № 1 Владислав Ерофеев. - Биометрические параметры могут быть добавлены и удалены из базы данных по письменному заявлению в присутствии заявителя”.

В том же году депутат Госдумы от Ростовской области Максим Щаблыкин предложил подготовить законопроект, связанный с идентификацией детей. В Комитете ГД по охране здоровья этим вопросом занималась рабочая группа под руководством другого парламентария от Ростовской области (а ныне министра здравоохранения региона) – Юрия Кобзева.

Дело в том, что с момента рождения ребенка и до 14 лет, когда он получает паспорт – свой первый документ с фотографией, произвести идентификацию его личности практически невозможно. Ребенок может, например, пройти рентгенографию вместо своего друга – для симуляции заболевания или состояния и получения нужной медсправки.

По замыслу депутатов, их инициатива, воплотившись в закон, исключит возможность подлога при прохождении детьми медосмотров или получении каких-либо услуг, упростит поиск пропавших малолетних. Правда, с тех пор об этой инициативе ничего не известно.

Тем не менее, интерес к технологии растет. Эксперты компании RecFaces, занимающейся разработкой биометрических решений для бизнеса, обнаружили, что в России начал стремительно расти спрос на решения лицевой биометрии: только за первые две декады апреля 2022 года составил более 80% по сравнению с апрелем прошлого года. Это связано с тем, что в настоящее время, в связи с напряженной политической ситуацией в мире, с усилением диверсионной деятельности со стороны Украины, потребность в повышении уровня безопасности в офисах и на предприятиях значительно возросла. 

Сегодня Россия является одним из лидеров рынка лицевой биометрии в мире. Российский рынок активно переходит от разовых внедрений и государственных проектов к лицевой биометрии, как к повсеместной, широко распространенной технологии. Биометрические данные для оплаты проезда собирает метрополитен, для безопасности – школы и детсады, для снижения рисков – микрокредитные конторы, для упрощения работы с клиентами – операторы сотовой связи. 

По оценкам J'son & Partners Consulting объем мирового рынка биометрических услуг в 2022 году составлял 40 млрд долларов, а российского - свыше в 300 млн долларов, причем российские программные решения занимали лидирующие позиции в мировом рейтинге американского Национального института стандартов и технологий (NIST). 

Согласно прогнозам в ближайшие годы темпы роста технологии распознавания лиц в нашей стране будут в 1,5–1,7 раз превышать аналогичный показатель по миру. Так почему многие россияне так противятся этому? Одно из самых громких «антибиометрических» заявлений исходит от президента InfoWatch Натальи Касперской. «Их практически с гарантией украдут, продадут, сольют», – заявила она. Пожалуй, это самое большое опасение – биометрические данные граждан попадут в свободный доступ.

Чтобы этого не случилось, с 1 мар­та 2022 года ком­па­нии, вла­дею­щие ин­форма­цион­ны­ми сис­те­мами, ко­торые обес­пе­чивают иден­ти­фика­цию и аутен­ти­фика­цию с ис­поль­зо­ванием био­мет­рии, обя­заны проходить го­сак­кре­дита­цию. От­ветс­твен­ным ор­га­ном наз­на­чено Мин­цифры.

Постановление правительства РФ №1799 "Об аккредитации организаций, владеющих информационными системами, обеспечивающими идентификацию и (или) аутентификацию с использованием биометрических персональных данных физических лиц, и (или) оказывающих услуги по идентификации и (или) аутентификации с использованием биометрических персональных данных физических лиц" действует до 1 января 2028 года. Аккредитация проводится с целью определения способности организации оказывать услуги по идентификации и аутентификации для физических лиц в соответствии с требованиями, предъявляемыми нормативно-правовыми актами. В первую очередь, государство беспокоится об информационной безопасности: предотвращении или снижении рисков масштабных утечек биометрических персональных данных, нарушения их целостности (подмены, удаления) и конфиденциальности, а также внесения фиктивных биометрических персональных данных.

Важно понимать, что биометрическая система хранит не фотографии и записи голоса, а «биометрическую модель». При снятии отпечатка лица оператор получает опорные антропометрические точки, вычисленные по секретному алгоритму (их минимальное число – 68, максимальное не ограничено), из которых вычисляется «дескриптор» – численный массив, математически представляющий уникальные характеристики конкретного лица. Это существенно (хотя и не до нуля) снижает вероятность недобросовестного использования данных биометрии в случае их утечки. Во-первых, использовать данные одной биометрической системы в другой не получится из-за разных алгоритмов вычисления дескриптора (биометрия, снятая банком, не сработает в метро). Во-вторых, использовать украденные данные внутри материнской системы тоже проблемно – для идентификации требуется предъявление лица, по которому будет проведено новое построение модели и сравнение ее с эталоном. Предъявить сам эталон нельзя, полное совпадение дескрипторов считается невалидным.

Выходит, дать сфотографировать свою кредитку или продиктовать данные банковской карты незнакомцу по телефону существенно опаснее, чем пройти биометрию.

Еще одно опасение в связи с широким проникновением биометрии в нашу жизнь, которое разделяют не только россияне, но и жители западных стран, – расширение сферы государственного контроля. Дескать, камеры с распознаванием лиц облегчают слежку за гражданами. Так-то оно так, но даже сейчас каждый из нас может быть идентифицирован и отслежен десятком способов без использования биометрии. После того, как гражданин сам положил себе в карман фискальное электронное устройство с геопозиционированием, которое хранит в себе отпечаток пальца и снимок лица, платежные и личные данные, контакты, переписку и  так далее, говорить о приватности немного поздно.

В Индии к системе биометрической идентификации подключены более 1,2 млрд человек — то есть почти 99% взрослого населения страны. Они могут записаться к врачу, перевести деньги и открыть юрлицо без документов — с помощью отпечатков, радужки глаза и других индивидуальных параметров. В Китае и вовсе без биометрии трудно представить себе жизнь — будь то проезд в метро, заказ еды или оплата налогов, но, похоже, этой технологией тут чересчур увлеклись. На днях Управление киберпространства КНР выпустило проект новых правил, ограничивающих использование технологии распознавания лиц. 

"Если для достижения аналогичной цели или бизнес-требований существуют технологии небиометрической проверки, следует отдавать предпочтение этим методам", - говорится в проекте правил. Если распознавание лиц все же используется, предлагаемые правила отдают приоритет использованию национальных систем. Эксперты называют это серьезным шагом на пути обеспечения национальной безопасности и соблюдения прав и свобод граждан.

Вадим Винокуров

Сетевой медицинский журнал «Медицина Сегодня»
Ссылка