Депутат Госдумы призвал прокуратуру не тратить время на проверки аптек


image

27.09.2023 11519

Член Комитета Госдумы по охране здоровья Александр Петров предложил прокуратуре не тратить время на проверки аптечных организаций. По его мнению, сотрудники прокуратуры должны заниматься уголовными делами, а не ходить по аптекам, тем более что они не понимают специфику фармацевтической деятельности. В прошлом году на эту проблему обращала внимание Ассоциация аптечных учреждений “Союзфарма” в своем обращении к генпрокурору. Однако с тех пор ничего не изменилось.

«Они [сотрудники прокуратуры - прим. ред.] не специалисты в фармацевтической деятельности. Они видят другое. Врачи же не проверяют провизоров», — отметил Александр Петров, выступая на конференции серии «PROекции Будущего» в Сочи.

По его мнению, контроля в рамках саморегулирования, который осуществляется фармспециалистами, которые хорошо разбираются в отраслевой проблематике, должно быть достаточно.

В ноябре прошлого года Ассоциация «СоюзФарма» уже поднимала эту тему. Она направляла письмо генеральному прокурору России Игорю Краснову, в котором изложила наиболее частые проблемы, связанные с проведением контрольно-надзорных мероприятий в аптеках, и попросила принять меры для того, чтобы фармспециалисты могли сосредоточиться на выполнении своей работы и не отвлекаться на переписку с прокурорами или судебные дела.

Первое, на что обратила внимание «СоюзФарма», — в решениях о проведении прокурорских проверок часто не конкретизирован их предмет, несмотря на то, что это требование закреплено ч.3 ст.21 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации». Нередко в качестве предмета проверки указывают «соблюдение законодательства об обращении лекарственных средств, их ценообразования, порядка отпуска лекарственных препаратов, в том числе обладающих психоактивным действием, правил учета их хранения» или «соблюдение требования законодательства о здравоохранении». 

Согласно ч.1 ст.21 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», проверка должна проводиться на основании поступившей информации о фактах нарушений законодательства, и именно эти конкретные факты должны быть обозначены в предмете проверки, указывала в обращении исполнительный директор «СоюзФармы», вице-президент ассоциации «НП «ОПОРА» Мария Литвинова.

Вторая глобальная проблема заключается в неверной трактовке узкоспециализированных правил, регулирующих обращение лекарственных средств. «Непривлечение профильных специалистов (в частности, сотрудников Росздравнадзора), способных дать заключение по вопросам лекарственного обеспечения, во многих случаях может вести к неточностям в процессе проведения контрольно-надзорных мероприятий», — сказано в письме.

Такие ситуации при проверках происходят с достаточной регулярностью, отмечала Литвинова: «Это формирует в обществе негативное отношение к аптечной организации и работающим в ней специалистам — фармацевтам и провизорам, а при административных санкциях в случае их крупного размера может вести к закрытию аптечных организаций».

Практически под копирку в разных субъектах долго время выносились решения по делам, связанным с требованием прокуратуры предоставить препараты из минимального ассортимента, название которых добуквенно совпадает с их международным непатентованным наименованием (МНН). Ни в одном из них аптекам не удалось доказать некорректность выводов прокуратуры. 

Так, «Нейская аптека» из Костромской области прошла все судебные инстанции, пытаясь объяснить, что на момент проверки в аптеке были все МНН из перечня минимального ассортимента лекарственных препаратов, а штраф в 50 тыс. руб. на нее был наложен незаконно. Но она так и не смогла отстоять свою правоту: в рассмотрении кассационной жалобы Верховным судом ей было отказано.

«Аптечные организации, имеющие лицензию на фармацевтическую деятельность, обязаны обеспечивать минимальный ассортимент лекарственных препаратов, соответствующий перечню, в том числе в части МНН и лекарственной формы, вне зависимости от торгового наименования указанных лекарственных препаратов», — сказано в ответном письме Минздрава «Нейской аптеке» от 14 марта 2022 года.

Но прокуроров почему-то интересовали именно торговые наименования. И аптекам приходилось соглашаться с этой трактовкой нормативной базы, чтобы избежать дальнейших санкций. Так, после выплаты штрафа в 100 тыс. руб. за аналогичное нарушение аптека «Фарма-торг» закупила минимальный ассортимент препаратов именно с теми названиями, которые хотела видеть прокуратура.

Впрочем, в тех регионах, где прокуратура тесно взаимодействует с территориальным органом Росздравнадзора и прислушивается к мнению специалистов, сложилась иная практика: за такие «нарушения» никто не наказывает, ведь с точки зрения профессионалов это абсурдно.

После выявления тех или иных нарушений - настоящих или мнимых - многие прокуратуры любят внести представление, в котором в числе других требований привлечение виновных к дисциплинарной ответственности. Зачастую аптеки его беспрекословно исполняют. А вот ООО “Ноябрь” в Рязани обжаловало такое представления в суде. В феврале 2021 года Арбитражный суд Рязанской области признал пункт о дисциплинарной ответственности незаконным, так как он противоречит положениям закона о прокуратуре и Трудовому кодексу.

Согласно закону о прокуратуре, прокурор или его заместитель «возбуждает производство об административном правонарушении, требует привлечения лиц, нарушивших закон, к иной установленной законом ответственности, предостерегает о недопустимости нарушения закона». А Трудовым кодексом установлено, что применение к работнику мер дисциплинарной ответственности является правом, а не обязанностью работодателя, сказано в решении суда. Прокуратура обжаловала этот судебный акт, но и апелляционная, и кассационная инстанции оставили все, как было. Решение вступило в законную силу.

Другой пример, когда суд указал на неправоту прокуратуры, из Крыма. В июле этого года Арбитражный суд Республики Крым отказался привлечь к административной ответственности директора аптеки № 99 ООО «Будь здоров!» за грубое нарушение лицензионных требований. Этого требовала прокуратура Киевского района Симферополя, которая проверяла организацию в апреле текущего года.

Одна из претензий — отсутствие в аптеке рецептов, по которым был произведен отпуск. Однако суд разъяснил истцу, что сотрудники аптеки руководствовались приказом Минздрава России № 1093н от 24.11.2021, согласно которому рецепт подлежит возврату пациенту с указанием на нем предусмотренных действующим законодательством сведений.

Вторая претензия — неоформление стеллажных карт, но и тут аптека все делает правильно, в рамках закона, указал суд. Согласно Правилам хранения лекарственных средств, последние должны быть идентифицированы с помощью стеллажной карты, содержащей информацию о хранящемся лекарственном средстве (наименование, форма выпуска и дозировка, номер серии, срок годности, производитель лекарственного средства). Однако при использовании компьютерных технологий допускается идентификация ЛС при помощи кодов и электронных устройств. В ООО «Будь здоров!» установлена соответствующая компьютерная программа, на весь товар наносится штрихкод, позволяющий идентифицировать хранящиеся лекарства посредством электронного сканера, констатировал суд. Так что отсутствие стеллажных карт — еще не криминал. Решение тоже вступило в силу.

Этим летом аптеки столкнулись с новой волной проверок от прокуратуры. На этот раз в ряде регионов сотрудники этого ведомства требовали от аптечных организаций отчитаться о том, почему в системе МДЛП на протяжении нескольких месяцев нет никакого движения по тем или иным препаратам, которые были отгружены им поставщиками. Видимо, по мнению контролирующего органа, лекарства должны улетать, как пирожки, а если они оказались не востребованы несколько месяцев — значит, что-то тут не так. 

Несколько недель профильные чаты в соцсетях просто “гудели” от неудомения и негодования участников рынка. Люди возмущались, что их отрывают от работы, требуя отчитаться, почему те или иные препараты с хорошим запасом по сроку годности до сих пор не “выбыты” из системы. Фармработники были вынуждены извлекать в свое оправдание данные из системы маркировки лекарств, к которой, к слову, у прокуратуры нет доступа, делать скрины экрана и доказывать, что лекарства просто находятся (или не находятся) в аптеке, и что никакие законы при этом не нарушаются. В одной из аптечных сетей рассказали, что в системе МДЛП товар числился на остатках, но по данным товароучетной программы самой аптеки и чеку оператора фискальных данных (ОФД) препарат уже продан. Что ж нестыковки действительно могут быть, но неужели подобные моменты требуют вмешательства прокуратуры? 

Вадим Винокуров

Сетевой медицинский журнал «Медицина Сегодня»
Ссылка