Власти пообещали ликвидировать медицинские недострои до 2027 года


image

07.03.2024 12364

Глава Департамента градостроительной политики Москвы Сергей Левкин сообщил, что недостроенное здание лабораторного корпуса Научного центра психического здоровья РАМН и НИИ ревматологии РАМН на Каширском шоссе демонтируют до конца марта. Его строительство было начато еще в 1970-е годы. Почему даже в благополучном столичном регионе существует проблема “медицинских” долгостроев и сколько еще таких объектов заморожено по всей стране

Строительство лабораторного комплекса НИИ стартовало в 1970-е годы за счет средств федерального бюджета, но в 2000-х годах по решению Мосгорисполкома его остановили на стадии монтажа каркаса здания. Незавершенный объект находится рядом с двумя действующими институтами РАН на Каширском шоссе – НИИ ревматологии им. В.А. Насоновой и Научным центром психического здоровья.

Участок вместе с долгостроем позднее вовлекли в хозяйственный оборот согласно Федеральному закону о содействии развитию жилищного строительства. Актив передали «Дом.РФ» для последующей продажи. В мае 2023 года стало известно, что новым обладателем объекта стал крупный девелопер из Ульяновска. Вместе с компанией «Новая жизнь» в торгах принимали участие девять организаций. В результате при начальной стоимости в 505 млн руб. здание реализовали в несколько раз дороже – за 1,53 млрд руб. Застройщик завершает оформление документов и готовит площадку для начала выполнения работ по демонтажу. Планируется, что на месте недостроя появится новый жилой комплекс.

В феврале прошлого года Правительство России утвердило перечень объектов здравоохранения, которые будут построены в 2023–2027 годах с использованием средств федерального бюджета. В список вошли 65 «приоритетных с точки зрения госфинансирования проектов». На их возведение планируется потратить 472,4 млрд руб. в рамках новой комплексной пятилетней государственной программы «Строительство». 

В списке много дорогостоящих объектов, которые предполагалось сдать в ближайшее время. Однако за последний год власти регионов многократно признавали: завершить строительство в заявленные сроки не получится. Основной причиной задержек эксперты рынка называют организационные проволочки. Они ссылаются на отчеты Счетной палаты об освоении средств, из которых видно, что деньги на эти цели в бюджете есть, но вот темпы их освоения хромают.

Например, в 2021 году аудиторы констатировали низкое исполнение расходов на капитальное строительство в рамках Федеральной адресной инвестиционной программы (ФАИП). Согласно «Отчету о работе направления аудита здравоохранения и спорта Счетной палаты в 2022 году», кассовое исполнение лимитов бюджетных обязательств составило по Минздраву 74,4%; по ФМБА 48,9%. Из 16 объектов Минздрава, предусмотренных к вводу в 2021 году, было завершено восемь, подлежавшие вводу два объекта ФМБА достроены не были. По состоянию на 1 января 2022 года объемы незавершенного строительства по линии Минздрава оценивались в сумму 1,258 млрд руб., по линии ФМБА — в 8 млрд руб. На 1 января 2023 года наибольшая дебиторская задолженность по объектам ФАИП в размере более 24 млрд руб. приходится на семь крупных строек, пять из которых относятся к сфере здравоохранения, выяснила Счетная палата по итогам аудита ППК «Единый заказчик в сфере строительства».

В перечень объектов с наибольшей задолженностью по строительству вошли реконструкция корпуса № 7 с пристройкой реабилитационного корпуса на территории санатория «Барвиха» Управления делами президента в Московской области, завершение реконструкции корпуса «В» с надстройкой (вторая очередь 2-го этапа) Российского научного центра хирургии имени академика Б.В. Петровского и реконструкция здания Института экспериментальной кардиологии НМИЦ кардиологии — оба в Москве.

Публично-правовая компания (ППК) «Единый заказчик в сфере строительства» была создана в начале 2021 года. Ей передан, в том числе, контроль над завершением долгостроев социальной инфраструктуры. ППК курирует более 25 объектов здравоохранения. Именно по этим проектам происходит значительная пробуксовка, полагают эксперты. Фактически дополнительная структура увеличивает риск усложнения и без того непростой процедуры согласования работ и выделения средств, говорит директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович.

По ее словам, трудности начинаются на этапе заключения контрактов: «Каждое изменение в типовом контракте на строительство необходимо согласовывать, и это может быть сопряжено с необходимостью объявления нового конкурса. Это затягивает все этапы реализации проекта». К тому же Попович часто слышит жалобы регионов на то, что федеральный Центр затягивает до последнего перечисление средств.

В ППК заверяют, что используют все механизмы для быстрой реализации проектов. «Правительство оперативно выпустило ряд постановлений, позволивших и экспертизе, и заказчику принимать и рассматривать изменения инженерно-технических решений проектной документации, — рассказали в пресс-службе. — Если контрагент из-за санкций сталкивается с проблемой поставки оборудования или отсутствия российских аналогов, то есть, как минимум, право быстро все поменять».

«Единый заказчик» приводит в пример Федеральный детский реабилитационный центр в Подольске площадью более 45 тыс. м2. Разрешение на его ввод в эксплуатацию было получено 30 декабря 2022 года, первых пациентов учреждение должно принять весной 2023-го.

Но есть и другие проблемы, связанные со строительством в целом. Уход иностранных строительных брендов с российского рынка оказал значительное влияние на стоимость и сроки производства работ. В связи с изменением логистических цепочек возникла нехватка не столько строительных материалов, сколько качественного профессионального оборудования, сообщил генеральный директор ООО «Олимпия» Олег Василенко. 

Еще одной причиной увеличения сроков строительства он считает территориальное расположение медицинских объектов, которые возводятся, как правило, в густонаселенных районах с плотной застройкой в жилых и административных зданиях: «Закон о тишине» не позволяет проводить там шумные строительные работы круглосуточно. Вдобавок на таких объектах имеется нехватка свободного места для хранения стройматериалов, что вынуждает вести строительство «с колес».

Правительство использует разнообразные возможности для улучшения ситуации. В январе кабмин продлил на 2024 год возможность устанавливать авансовые платежи при заключении госконтрактов в размере до 50%. Правом на получение 50%-ного аванса уже пользовались подрядчики по крупнейшим строительным проектам в сфере здравоохранения. Такой аванс установлен по контрактам на строительство двух объектов Национального медицинского исследовательского центра им. В.А. Алмазова, стоимость одного из которых уже превысила 8 млрд руб.

В феврале текущего года Минздрав придумал еще один способ борьбы с долгостроем медобъектов в рамках федерального проекта «Модернизация первичного звена здравоохранения». Регионы обяжут до 1 апреля (а не до 1 декабря, как раньше) заключать госконтракты с исполнителями таких госзаказов со сроком исполнения до конца года и разрешат перераспределять финансирование на другие объекты в тех субъектах, которые подтвердили готовность к освоению средств. Соответствующие изменения прописаны в госпрограмме «Развитие здравоохранения». Подобные меры были предложены по итогам заседания правительственной комиссии по региональному развитию под председательством вице-премьера Марата Хуснуллина, курирующего сферу строительства.

При отсутствии положительного заключения госэкспертизы на проектную и сметную документацию по строительству или ремонту медобъектов к 1 апреля регионы в двухнедельный срок (до 15 апреля) могут направить в Минздрав просьбу скорректировать заявку и внести в нее другие объекты, у которых имеется такое заключение. 

В своем ежегодном послании Федеральному собранию 29 февраля президент страны Владимир Путин сообщил, что в ближайшие шесть лет только на строительство, ремонт и оснащение объектов здравоохранения дополнительно будет направлено более триллиона рублей. Колоссальные средства! Не хотелось бы, чтобы они оказались так же не востребованы, как и те, о которых я рассказывал выше. Ведь заброшенные стройки — это не просто выброшенные государственные деньги, хотя и это, безусловно, важно, но и люди, которые не могут получить по месту жительства нужную им и их детям медицинскую помощь, или вынуждены ждать ее дольше, чем следует. Сколько таких, как это все отразилось на их состоянии здоровья — подобную статистику никто не ведет.

Вадим Винокуров

Сетевой медицинский журнал «Медицина Сегодня»
Ссылка