Илона Броневицкая: «Там, где плохо с собаками, плохо и со всем остальным»


image

07.05.2024 9310

Собаки бывают разными, добрыми и злыми. А люди?.. Встретив на улице бездомного пса, кто-то возьмёт в руки палку, а кто-то достанет купленный заранее пакетик с собачьим кормом. Помните старую песенку: «Собака бывает кусачей только от жизни собачьей»? Но разве не страшнее, когда «кусачими», злобными становятся люди? В рамках благотворительного проекта компании «МЕДАРГО» о помощи лекарственными средствами приютам для бездомных животных беседа генерального директора ООО «МЕДАРГО», члена Правления Союза журналистов Подмосковья Вадима ВИНОКУРОВА с директором Благотворительного фонда помощи бездомным животным «Домашний», советником Губернатора Московской области (на общественных началах) по вопросам обращения с бездомными животными, советской и российской эстрадной певицей, киноактрисой, теле- и радиоведущей Илоной БРОНЕВИЦКОЙ – в том числе и об этом…

image

«Это называется – прозреть…»

- Илона Александровна, давайте начнём с вопроса простейшего: что заставляет людей помогать бездомным животным? 

- А почему это вызывает у кого-то удивление? Помогать вообще неплохо! А животным, как правило, помогает та категория людей, у которых развита эмпатия, которые просто не могут не сочувствовать, не сопереживать другим. Такие люди помогают всем подряд. Они плачут от чужой беды. Им сложно просто пройти мимо лежащей на асфальте сбитой машиной собаки. Сложно пройти мимо котенка, который замерзает на снегу, или мимо тех кошек, которые орут из подвала, в котором люди заварили продух. Не просто сложно - невозможно! Я вижу вокруг именно таких людей. 

Да, есть и другие. Те, кто объясняет, оправдывает свою холодность, своё равнодушие какой-то «занятостью», или тем, что «мы и сами бедные, кто бы нам помог…» Они не видят ни беды животных, ни беды соседей, ни беды своих собственных детей. Просто у них сердце закрыто. А люди, у которых оно открыто, попадают в такую страшную жизнь, где - кругом беда. Они её начинают видеть. Кто-то таким рождается, кто-то к этому приходит. Это называется – прозреть...  Вот и всё. К тому же помогать животным значительно проще, чем помогать людям. И это всегда, скажем так, какая-то «вторая» деятельность. Я ведь тоже не только животным помогаю, просто не люблю об этом рассказывать. 

- А почему вы считаете, что людям помогать сложнее, чем животным? 

- Потому что дороже.

- Но люди иногда хотят просто услышать  доброе слово, почувствовать человеческую поддержку. 

- Или, скажите ещё – совет. Это - пожалуйста! У нас же «страна советов»… Не хочется приводить конкретные примеры, но есть люди, которые просто «пиарятся» на помощи, и есть те, кто действительно реально помогает. Не громко. А есть ещё и люди, и организации, которые настолько сосредоточены на помощи в какой-то своей, определённой сфере, что им уже просто некогда. Вспомнить хотя бы Доктора Лизу. Впрочем, к животным она тоже относилась с состраданием.

- Есть и те, кто не помогает никому. 

- Есть. Хуже другое: недавно был эфир на одном из телеканалов, и прозвучало буквально следующее: «Финансируемое из-за рубежа движение… Так называемой «зоозащиты»… Является профашистской… Её деятельность направлена на разрушение российского государства». Вот такую ещё «вату катают»… 

- А почему, как вы думаете, это вызывает такую яркую отрицательную реакцию? Ведь, казалось бы, защита животных - это деятельность, направленная на добро, на эмпатию. Или  - «Добро порождает Зло»? 

- Есть две категории таких людей. Одной мы пытаемся не дать воровать, другой мы поперек горла просто потому, что фактически они - больные люди. 

- Ну, я не думаю... 

- Психиатры на разного рода «круглых столах» квалифицируют живодёрство как заболевание. Это - не нормально для человека.

- А что касается воровства из бюджета? Да, такое, безусловно, бывает, но...

- Такие случаи совершенно официально зарегистрированы в Астрахани в виде уголовных дел. Почему мне, живущей в другом регионе, это хорошо известно? – Да потому что я не просто «тётя, которой стало жалко собачек, и теперь она носит кастрюльку с кашей, чтобы покормить целую стаю». Сегодня я - хозяйка приюта, которой стала совершенно нечаянно, потому что не смогла пройти мимо. Приют должен был быть снесён… Позже, когда на моем попечении уже были бездомные собаки, стало понятно, какая проблема с ними на улице, как неправильно всё устроено, как всякая, простите, сволота просто ездит и стреляет в животных.  И в 2014 году мне удалось инициировать большой «круглый стол» в Правительстве Московской области. На нём присутствовали и зампред правительства и все профильные министерства, и т.д. Тогда и нацелились на работу в каком-то более продуктивном русле. Спасибо!

С 2015-го мы, в том числе и я лично, ловим собак. Хотя есть подрядчики, которые делали это и раньше. Ловим - гуманно. Есть такое понятие, как «возвратная стерилизация», такой способ обращения с бездомными собаками, который известен, как ОСВВ - «Отлов-Стерилизация-Вакцинация-Возврат». И мы видим, что это действительно работает! Чем глубже погружаешься в предмет, тем больше хочется о нем узнать: кто, где, как и что делает, какие бюджеты и какие силы на это выделяются в разных регионах и т.д.

Какие мною были сделаны выводы? Первый и главный, если не сказать – глобальный: там, где плохо с собаками, плохо и со всем остальным. Второй: по мере того, как работал Федеральный закон «Об ответственном обращении с животными…», какие-то регионы провалились, а какие-то, наоборот. Эталонный для меня - Петербург. Там собак на улицах нет вообще. И ни одной не убили! С 2012 года их стерилизуют. Бюджет на это выделен - 50 миллионов, туда сейчас входит и бесплатная вакцинация. Они на эти же 50 миллионов уже и кошками занялись. То есть всё работает. Что бы в некоторых других регионах не орали…

Вопрос номер один: почему у одних работает, а у других нет? Часть наших оппонентов – это провалившиеся регионы. Почему они провалились? Ответ очень простой: либо они даже не снизошли до того, чтобы понять, что это такое и зачем, либо идеологически были очень сильно против. Как правило, следствием этого является такой «достойный» принцип распределения бюджетных денег, как - «кому нужнее». В этом смысле лидирует Астрахань, губернатор которой является основным «застрельщиком убийственных поправок» к закону об ответственном обращении с животными. При этом практически каждый год в Астрахани возбуждаются уголовные дела о хищении бюджетных средств, идут судебные разбирательства. В этом году работа по отлову ( и теперь уже эвтаназии) бездомных собак отдана человеку, который, кажется, за несколько месяцев успел «стерилизовать» пять тысяч собак… не имея собственных врачей и прочего, необходимого для этого ресурса. Ну.. короче говоря, все ясно опять. И бюджет Астраханского региона, который раз в 10 меньше Московской области, превышает подмосковный. Это то, что касается первой «группы товарищей».

А вторая «группа» – это наши идеологические противники, так называемые догхантеры, в миру - «дохи». Дохи просто хотят смерти. Они её любят. Это разного рода трэш-контенты. Они пишут в интернете посты типа: «Давайте научим детей, как лучше убивать собак!» Надо признать, что некоторых результатов они достигли… Потому что трэш-контента среди юношества стало больше - в разы! Когда я на заседании Общественного совета под руководством вице-премьера Татьяны Голиковой, высказалась по теме жестокости подростков, Институт Сербского  («Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского» - ред.) привёл цифры - какие-то большие проценты, на которые выросли разного рода отклонения у детей, у молодежи: желание и готовность убивать, мучить, расчленять… Котят, собак, сверстников… 

Всё это, на мой взгляд, идеологически курируется догхантерским сообществом. Они нас ненавидят. Они, собственно, и двинули тему, что зоозащитники — это фашисты, а ворующее, правящее меньшинство их поддержало. Отсюда и родился вот такой, например, на мой взгляд, препозорнейший эфир о «зооэкстремизме», который был показал по одному из федеральных каналов. Там рассуждали о том, что зоозащитники – это «те, кому собаки дороже людей». Бред! Знаю по себе: чем больше ты в это погружаешься, тем больше видишь во всей этой проблеме грязи, несправедливости - всего того, что проецируется и на другие сферы жизни. И с этим хочется бороться. 

«В ответе за тех, кого… «наплодили»

- Думаю, что вряд ли обе эти «группы товарищей», образуют какие-то общественные организации…

- Нет, там «кружки по интересам» - сайтики, чатики, канальчики- они общественным организациям только противостоят. Противостоят они и закону. Они, собственно, уже победили тот закон, который существовал с 2019 по 2023 годы и дал снижение покусов по стране - 16%. Я посмотрела данные Росстата - показатели смертности от покусов собак, так они вообще никогда такими низкими не были. Просто пресса сделала какие-то случаи нападений собак громкими. Но они, увы, были всегда, причём их было больше. В Якутии, например, каждый год загрызали одного-двух человек, в том числе детей, но мы ничего об этом не знали. Об этом молчали в такую… «тряпочку».  А сейчас чуть что - уже показывают бегущих детей… Да, кошмар! Но тут возникает вопрос к подрядчикам: если у вас такое происходит, что вы делаете не так? Может, стоит над этим подумать, а не просто критиковать закон. Ведь практически все цифры идут на убыль. Кроме цифр в скандальных регионах типа пресловутой Астрахани. Повторюсь: в Питере собак нет. Петербург - большой город, и бюджет там 50 миллионов. В подмосковной Балашихе, где мы ловим собак - 12-13 миллионов максимум. У нас за прошлый год 181 случай покуса. В Астрахани что-то около 6 тысячи покусов, и бюджет они приняли более 300 миллионов. Вам нравится?

- И всё-таки статистика может успокоить, только если в неё не попали ни вы сами, ни ваши близкие. 

- Это так, но по какой причине зачастую люди жалуются? Не потому что их покусали, а потому, что им в ухо каждый день какая-нибудь газета или ещё кто-нибудь шепчет про «кровавые клыки»: «порвали, истерзали, изошёл кровью…». Всё это отпечатывается в голове. Вот, прочитала в одном из пабликов о том, что где-то на Камчатке или Сахалине  «бездомные собаки истерзали ребёнка». Я потрудилась и нашла людей, которые там были, в итоге мы сделали с ними прямой эфир. Что выяснилось? - Никакие не бездомные, никого не порвали - хозяйская собака выбежала… То есть всё совсем наоборот. Бесстыдники! Зачем им это надо? Склонность к сенсациям? 

- Закон старухи Шапокляк: «Хорошими делами прославиться нельзя»

- Да-да, никак…

- Что, на ваш взгляд, нужно делать, чтобы бродячих животных было меньше?

- Во-первых, надо контролировать источники поступлений, чего вообще никто не желает делать. Во-вторых, их надо стерилизовать и стерилизовать.

- Источники поступлений?..

- Да, я имею в виду бесконтрольное разведение животных, все эти «плодильни». И безусловно должна быть некая ответственность хозяев, а её нет, она у нас равна абсолютному нулю. В КоАПе (Кодекс об административных правонарушениях – ред.) предусмотрены какие-то штрафы за самовыгул, но как ты этот самовыгул докажешь? У нас в Московской области приняли решение о регистрации животных, и что? Зарегистрировано не так много. Люди к этому не готовы, с ними надо опять-таки работать. 

Вот пример. В некоторых странах есть такая практика: приезжает в какое-нибудь, по-нашему говоря, «село Кукуево» операционный «ваген», и специалисты предлагают людям стерилизовать их собачек. Льготно или бесплатно. Люди же везде одинаковые, они достаточно расслабленные, а обязательной стерилизации нет ни в одной стране. Им разъясняют, уговаривают и ещё и лотерею разыгрывают среди тех, кто стерилизовал. Можно выиграть, например, электрочайник… Вот так это делается. Мы тоже должны завлекать людей, чтобы они потом другим рассказывали: «Как здорово, я собаку свою стерилизовал, у меня проблем меньше, мне не надо будет щенков на помойку носить! А тут ещё и чайничек!» Мы предложили, нам ответили: «Не выдумывайте». Пока тема не идет. 

- Кто так ответил?

- Да.. был у нас некий руководитель в правительстве. Посмеявшись над вышеупомянутой идеей, ответил на это предложением введения мониторинга собак посредством системы «Безопасный город» и анализа искусственным интеллектом. «Великая» идея! Где-то она сейчас воплощается, и ловцы выезжают в парк на статуи лисы с колобком на носу, потому что искусственный интеллект воспринимает их как живых собак…

А нам, я считаю, просто необходимо посеять такую практику – практику стерилизации «хозяйских» животных. Мы всё-таки уже вырвали их из дикой природы, и мы не имеем возможности дать этим животным возможность реализовать свою гормональную сферу для регулярного размножения. А единожды стерилизованные они живут и дольше, и спокойнее. И не дают нежелательного приплода. 

Бесконтрольное же разведение от продаж, например, на «Авито» даёт переизбытки таких пород, как  алабаи, хаски… У нас в приюте сейчас около 60 алабаев!

- Но ведь они же, в принципе, как говорят, денег стоят! И хороших денег. Не зря же их разводят? Как же они попадают к вам в приют?

- Тысяча рублей на «Авито». Тысяча!..

- То есть человек купил, поигрался… Не понравилось - отдал?

- Потому что, скажем так, условный Ахмед с Саидом размножили их на вахте в СНТ. Приходили к нам бывало  люди с желанием брать собак. «Дайте нам, мол, алабая, любим мы эту породу». – Мы им: «Вот, смотрите, пожалуйста!» - «Ой, красивый, берем». – «Но, - предупреждаем, - он кастрирован». – «Ой, нет-нет, нам не надо». Значит, зачем он нужен был?.. Это то, с чем у нас, увы, не борются.

Ещё есть система под названием «Черный отлов». Люди создают сайты, среди которых есть просто «великий» - «Госотлов» называется, хорошо сделан, красиво… Как «Госуслуги». На самом деле один человечек его сделал, а второй ловит. Они берут большие деньги за то, что собачка будет поймана, «стерилизована и помещена в закрытый приют в очень далёкой закрытой зоне». Но никто вам не скажет, где он, потому что его нет. Поначалу они брали за одну собаку десять тысяч. Но на самом деле они их просто перевозят подальше и выкидывают. Вывезли, например, собаку из Люберец, перевезли в Реутов… Так и «каруселят». Это касается не только уличных, но и хозяйских. Мы за ними следили, знаем номера их машин. 

- Получается, они действуют, как мошенники? 

- Конечно! Но… там все шито-крыто. Мы с подругой, которую я впутала в эту историю, серьезные усилия приложили: и в полицию обращались, и слежки проплачивали, но… Там грамотные люди работают. И зарабатывают они на этом много. А нам они просто сильно «путают карты», пополняя улицу. 

«Если вы не отзовётесь, мы напишем в «Добродел»…

- Вы общаетесь со многими людьми. Кто помогает вам в вашей деятельности? Кто, к примеру, привозит корм? 

- Вообще-то с кормом помогают некоторые производители кормов. Спасибо им за это! А просто желающие… их все больше. Недавно приехала в приют, смотрю: какие-то люди, на большой красивой машине… Увидели меня, заулыбались, сказали: «Вот, мы вашим питомцам корм привезли». Я им ответила: «Спасибо!..» Хорошие у нас люди!

- Но вы никогда не задавались вопросом, как они вас находят? И почему они решили это сделать? 

- Почему? У нас соцсети, и подписчиков  много.

- То есть соцсети вам заменяют традиционные СМИ – газеты, телевидение, радио? 

- Традиционные СМИ не любят о хорошем, да и проходит их время

- А какие-то «официальные лица, государственные или муниципальные структуры вам помогают?

- Они вовсе не обязаны это делать. Хотя, когда приют уже второй год подряд стало очень сильно затапливать по весне, руководство нашего и соседнего районов помогало с насосами, техникой для отвода воды и прочим. Это весьма неожиданно и очень приятно. Что касается отлова животных- надо сказать ( уже в третий раз), что Московская область первая очень правильно сделала обязательным чипирование всех отловленных собак. Этого нет в других регионах, что дает нерадивым подрядчикам «широкие возможности». С разного рода инновациями у нас, идут все дальше ( мы же впереди всех в сфере цифровизации), что не всегда на пользу простому отлову простых собак. Но… справимся.

Я оптимист…

- Интересно, и на чем этот оптимизм основывается? 

- А знаете, я уже не очень молодой человек, и мой опыт показывает, что плохие прогнозы в нашей стране как-то обычно … Не очень-то и сбываются. Все говорят: «Ох, сейчас рухнем! Все разваливается! Конец света!»  Но как-то не случается. 

- Не рушится?

- Да, вот опять: «Санкции, всё, конец!» Ну да, санкции. И ничего, как-то выруливаем… Вот такими «аргументами» я свой оптимизм и вдохновляю. Я женщина в конце концов.

Однако, что касается отловов, есть конечно вопросы.. На сегодняшний день мы продолжаем работать по программе ОСВВ. Она заключается в том, чтобы просто максимально много собак из популяции отловить, стерилизовать, вакцинировать и выпустить. Тогда популяция пойдет на убыль. Все очевидно. Программа же ОСВВ в Московской области воплощается таким образом, что мы должны удовлетворить всех граждан, которые написали жалобу в «Добродел». Люди, к слову, стали жаловаться активнее в силу роста цифровой грамотности и потому еще, что очень много читают в СМИ о «кровавых клыках». Когда подрядчики посетовали, дескать на «Доброделе» среди заявок слишком много «пустышек»… был добавлен еще и колл-центр. То есть теперь людям не надо «париться» - регистрироваться на «Доброделе». Выглянул человек в окно, видит, что какие-то собачки бегут, звонит он в колл-центр, там фиксируется место… Эти собачки, может быть, никогда там больше не пробегут. Но ловец обязан приехать, достать своё приложение, снять геолокацию, сфотографировать и … отправить в приложении пустое место и прилегающие улицы и так далее…

Вот конкретный пример. Есть такой посёлок Володарского, примыкающие лесные зоны. Мы там работаем давно. Горжусь! Там пойманы все лесные собаки. Абсолютно дикие. Они есть, они бегают, граждане их, конечно, боятся, но они к людям вообще не подходят. Главное, что они там живут и не размножаются, а значит со временем их не станет.

Мы сегодня таких собак уже никогда не поймаем, потому что у ловца - лимит времени. Он должен куда-то срочно ехать, что-то срочно фиксировать в мобильном приложении … Жаль.

«У меня есть ощущение, что мы живем в какую-то «эру отчетности»

- А как, по-вашему, эта система должна действовать оптимально? 

- Она должна, во-первых, учитывать то, что мы работаем с живой природой. Нужно понимать, что, например, в феврале-марте собаки объединяются в стаи. И эти стаи надо как-то контролировать. Также, точно известно, что максимальное количество покусов со смертельным исходом - это собаки, выбегающие с частных территорий, из промзон и так далее. Это - доказанный факт. А значит, необходимо первым делом обратить внимание на эти особо опасные объекты и заниматься ими. Не так, как кто-то считает нужным, а по своему, извините, разумению и пониманию, того, что вот здесь в этом конкретном месте живут конкретные собаки со своими разными характерами. И надо понимать, что специалистами в этой сфере становятся только те люди, которые в этом «варятся», которые этим занимаются. У меня за плечами нет «собачьего института», но я разбираюсь, еще лучше в этой сфере осведомлены ловцы, которые в своих районах знают собак « в лицо». В этом, к слову, не должны понимать ни ветеринары, ни сотрудники администраций, которые, кстати работают «на земле» и поэтому понимают даже больше, чем ветеринары. Вообще, этим занимаются зоологи-этологи.  Этология – это наука, которая изучает поведение животных. Жизнь популяции.

В приоритет надо ставить недопущение всяческих опасных ситуаций – покусов и, не дай Бог, смертей. Опять пример.  В Оренбурге мальчишки бегали по промзоне и одного из них собаки порвали насмерть. Страшно! У меня сразу вопрос: а почему на этой промзоне оказалось так много собак? Почему их не выловили и не придумали, куда рассосредоточить? И почему там находились дети?.. Сплошные вопросы. И к власти, и к подрядчику. Подрядчица там оказалась чистой коммерсанткой, ей вообще было всё равно, они там просто что-то делали и получали за эти «что-то» деньги.

На самом же деле это проблема, которая требует погружения. А когда у тебя искусственный интеллект «мониторит» скульптуру в парке, а ты должен в течении 2-х часов появиться там со своим приложением и отловить эту «собаку»... Это про другое. Повторюсь – это живые собаки со своими характерами, это живая природа. Это не ямки на дороге чинить…

- Понимаю, но с другой стороны, нужен же власти некий механизм контроля! Они такой контроль и придумали. Возможно, не совсем оптимальный…

- Они придумали контроль, который очень сильно усложнил реальную работу… 

- Но представьте себе: наняли человека, а он вообще никуда не ездил…

- Так точно не должно быть. И, я уже говорила, в Московской области сразу было необходимым чипирование отловленных собак. И я бы практиковала контрольные отловы с пониманием, стерилизована ли собака. Рандомно в разных местах. Просто и дает реальную картину работы. У нас сейчас мобильное приложение ловца, мобильное приложение врача. Акты, акты, реестры..

- Но смотрите: из всего этого действа стерилизация, например, контролю вполне поддается: количество операций завысить крайне сложно.

- Почему сложно? Все возможно, только желания такого нет

Могу немного пожаловаться… что касается финансов, мы сегодня – в минусе. Доплачиваем свои деньги. Потому что расходные материалы ( наркоз подорожал раз в 7) не индексировались, вывоз мусора, например, нам никто не оплачивает, а это под миллион за год. Плюс ремонт машин и много чего ещё.

Поэтому я считаю, что контроль - он такой очень строгий, но не очень разумный. И вообще: у меня есть ощущение, что мы живем в какую-то «эру цифровой отчетности». Все грамотно и классно отчитываются. А за этим, по сути, не всегда что-то стоит... Это контроль ради контроля. Контроль не для того, чтобы что-то действительно было сделано, а для того, чтобы отчитаться, что контроль есть…

- Так каким же он должен быть?

- Давайте так… Если уж мы работаем в цифре, так в цифру все бумажки пусть и грузятся. Как минимум. Мы ж «прогрессивные»…

Сегодня же так: ловец поймал собаку, ему бы ловить других, весь день, но нет… Он должен написать акт, загрузить его… То есть в приложении загруженный акт есть, но потом ловец обязан этот же акт написать ещё в трёх экземплярах уже на бумажном носителе. Потому что мы должны сдать его в бухгалтерию, в ветеринарию и - хранить у себя. Потом он должен выпустить и тоже написать акты…

Повторюсь, у нас изначально работала и работает такая система, которая в общем-то и не требовала никакого подробного контроля, потому что мы собак чипировали. У нас любую собаку с клипсой поймай и сделай ей УЗИ - она будет стерилизованной. А, например, в той же Астрахани, мы из приюта того подрядчика, которого сейчас судят за казнокрадство, забрали двадцать собак, в чудовищном совершенно состоянии, и ни одна из них стерилизованной не оказалась. В Красноярске я беседовала с сотрудником администрации, который отвечает в городе за отлов собак. Он говорит: «Я - гений, я придумал, как не ставить клипсы: татуировку в паху собаке делать...» Потом обнаружилось, что татуировки эти можно смыть, т к их предприимчивый подрядчик рисовал фломастером. У нас в области сложился свой пул подрядчиков, их не так много, мы все знакомы. У нас этакий «профсоюз». Все разными путями пришли к работе с собаками, но подобной, простите, лажи не делал никто.

«Всё, что мы делаем, должно совершаться под лозунгом любви»

- А сколько всего в Подмосковье таких подрядчиков?

- Было 14. Сейчас 5-7, наверное. Перемены…

Область у нас огромная. Раньше - до принятия федерального закона у нас было в 380-ти сельских поселениях- своё техзадание  и в каждом свой подрядчик. Такая, простите, сволота работала, что просто кошмар. Они ездили с трубкой и стреляли из неё ядом. Собаки умирали, а они потом отчитывались черными пакетами. Зачастую одними  и теми же пакетами во всех своих поселениях. Деньги делились, и все были счастливы… Единственное, чего не было – порядка. Мы начали в Раменском районе, где за 2016-й - год, когда мы туда зашли, было, по-моему, 1600 покусов. Сейчас там нет и 200. Люди, к слову, всё равно жалуются. Парадокс.

 - А вы - тоже подрядчик?

- Конечно! А как я буду в этом разбираться, если сама не делаю? Мне в этом отношении интересно не только что и как происходит у нас, в разных российских регионах, но и опыт европейский. Однажды моей маме делали операцию в Германии, в городе Висбадене, и я решила к ней приехать. Подружилась с врачом, рассказала ему, что у меня есть такой приют и спросила: «А что у вас тут?» Открываем газету, находим организацию, в которой говорящие на русском девушки спасают собак из России. Теперь из нашего приюта в Германию уезжает много собак. 

В мире всего семь стран, где бездомность собак полностью побеждена. Германия в их числе. На хозяевах там лежит колоссальная ответственность. Закон строго-настрого запрещает убивать собаку, не говоря уже про то, что ты должен поставить её на ветеринарный учет и платить налог. Даже больного питомца усыпить очень непросто, нужно разрешение специальной комиссии. Всё сильно зарегламентировано. Если что-то делаешь не так, соседи сообщат «куда надо». Но вопрос не в этом. Вопрос в том, что несмотря ни на что собаки находят новых хозяев. Немцы, они такие – они спасать любят. И берут они собак из России, из Румынии, из Украины… Буквально вчера я написала одной из дам, семья которой купила 10 гектаров земли на территории бывшей ГДР, и теперь принимает на ней таких «собак-мигрантов» и находят им дома. Написала: «Не знаю, захотите ли вы с нами общаться: мы же русские, мы же «агрессоры»… Она мне в ответ: «У меня в одном вольере сидят собаки из Украины и из России, и они вообще друг друга не кусают». Добрые дела сближают…

Я понимаю, что мир наш – очень маленький, и всё, что мы делаем, должно совершаться под лозунгом любви, а не под лозунгом цифрового контроля. И тогда это будет приносить и радость, и безусловный результат.

- И последний вопрос: каково это – быть в наше время зоозащитником?

- Сложно. Не модно и местами даже осуждаемо. Дескать, страну развалить эти фашисты хотят, и поддерживаемы активно недружественным Западом. Друзья, зоозащита не является движением и никем не финансируются, тем более из-за рубежа, уже хотя бы потому, что от системы SWIFT мы отключены. Шучу. Главное то, что эта история притягивает, как бы создавая вокруг себя такие «концентрические круги добра», потому что столько хороших людей у нас, столько появляется каких-то удивительных эпизодов, встреч!..

Приходит в приют ребенок, и мама его говорит: «Вот мой дурачок… Копил деньги на игровую приставку… Но прочитал про вас в интернете, и решил на все эти деньги купить корм для собак. Вот мы вам его и привезли». Какое же счастье это видеть и слышать!.. 

Знаете, недавно в Подмосковье был проведен опрос общественного мнения. Шесть тысяч респондентов. Опрашивался каждый городской округ. Результаты - я лично ликовала! Только четыре процента сказали, что бездомных собак надо убивать. Был там и такой вопрос: что лучше - выпускать стерилизованных собак или закрывать их в приюты. Многие говорили: «выпускать», а люди, отвечавшие «закрывать», мотивировали зачастую это тем, что «в приюте собаке безопаснее». Понимаете? - Они о собаках думали! 

И сегодня у нас много животных берут домой. Возьмёт себе человек, а потом пишет нам: «Спасибо вам огромное! Вы спасали эту собаку, но в итоге вы спасли нас…» 

Сетевой медицинский журнал «Медицина Сегодня»
Ссылка