Производственные аптеки: быть или не быть


image

27.08.2022 7186

В прошлом году в Государственной думе было принято решение о возрождении производственных аптек и мелкосерийного производства. Законопроект уже прошел первое чтение. Только теперь документ необходимо доработать и внести все замечания экспертного сообщества. В проекте видят будущее таргетной терапии и новый этап развития фармацевтической розницы. Спрос на такого вида продукт растет ежегодно до 10%, по оценкам аналитиков рынок производственных аптек в мире составляет 9,5 млрд долларов. Специалисты считают, что это направление имеет не только терапевтическую эффективность, но и экономическую. Но есть и те, кто считает, что это убыточное направление и развивать его без госзаказа и былых объемов не к чему. Сегодня эта тема продолжает активно обсуждаться, и в сложной экономической ситуации она достаточно актуальна. О прошлом, настоящем и будущем производственных аптек председатель редакционного совета «БИЗНЕС-ДИАЛОГ-МЕДИА» ВАДИМ ВИНОКУРОВ пообщался с директором Центральной аптеки г. Сургута ЗИНАИДОЙ КУЛЕШОВОЙ и другими экспертами фармацевтического рынка.

Центральная производственная аптека в Сургуте работает в регионе более 30 лет. Предприятие, сохранило специалистов, технологию производство и уникальное оборудование, которое на сегодняшний день уже не выпускается, но его нужно и можно задействовать. Аптека обслуживает население по рецептам на сильнодействующие препараты. Имеет лицензию на отпуск сильнодействующих и наркотических средств. И это уникальное направление деятельности. В аптеке работает порядка 20 человек, и сегодня, когда такие специалисты на вес золота, нельзя их потерять. И такое важное учреждение для отдаленного труднодоступного региона хотят закрыть, когда мы испытываем трудности с логистикой лекарственных препаратов и их доступностью. Это вызывает тревогу и опасение за лекарственную обеспечение в целом.

 Наука и лекарства с годами меняются, но аптечный запах вечен, как материя. (Антон Чехов «В Аптеке»)

Вадим Винокуров

Производственные аптеки имеют многолетнюю историю успеха. В СССР рецептурно-производственные отделы были практически в каждой аптеке как в больших городах, так и в районах. Сколько их осталось по стране и почему они закрываются?

Зинаида Кулешова

Производственные аптеки – неотъемлемая часть лечебного процесса в регионе. Например, в Сургуте есть две производственные аптеки, по одной в Нижневартовске и Ханты-Мансийске. В целом по стране работает не больше 460 аптек, хотя лицензии на этот вид деятельности есть у более 2 тысяч. 

Производственная аптека отличается от любой другой аптеки тем, что у нас есть отдел по индивидуальному изготовлению лекарственных препаратов по рецептам врачей и требованиям поликлиник. Аптека оснащена специальным оборудованием и состоит из нескольких помещений: ассистентские, моечные, дистилляционные, где изготавливают лекарства, и торгового зала. Работают здесь и фармацевты, и провизоры, которые под контролем провизора-технолога и провизора-аналитика занимаются изготовлением лекарственных форм.

Вадим Винокуров

А что сохранились врачи, которые умеют выписывать рецепты?

Зинаида Кулешова

Конечно, сохранились. Но это поколение, к сожалению, уходит и заменить их некому. Сегодняшние молодые врачи не умеют работать с прописями. Им проще выписать торговое наименование или указать МНН (международное непатентованное название – ред.), причем на листке бумаги, а не на рецептурном бланке. И это отдельный пласт работы. 

Другое направление работы – восстановление прописей. Формально российская фармакопея насчитывает их порядка трех сотен в своем составе. Среди существующих прописей есть те, которые актуальны и сегодня, но есть и не соответствующие стандартам современного здравоохранения и лечения. Их необходимо пересматривать и совершенствовать.

Вадим Винокуров

Почему же производственные отделы стали массово исчезать? Лекарства, производимые в аптеках, в советское время пользовалось популярностью и у родителей с детьми, и у стариков. Госпитальные аптеки производили растворы и другие препараты для нужд больниц. Кто теперь производит все эти недорогие мази, микстуры и порошки? В какой-то момент времени тренд поменялся и возникла проблема в существовании производственных аптек?

Зинаида Кулешова

В 2010 году были приняты поправки в 61 – ФЗ «Об обращении лекарственных средств» и провизорам запретили создавать по рецептам препараты, если их готовые формы уже зарегистрированы и выпускаются промышленным способом. Нельзя и менять дозировку под конкретного пациента. Как запрещено и использование незарегистрированных субстанций. Например, зарегистрирована субстанция весом 25 кг, а если ее расфасовать по килограмму, то она уже считается незарегистрированной. И это все стало началом конца производственных аптек. 

Аптека же занимается не производством, а изготовлением лекарственных препаратов. Из-за законодательных ограничений сузился ассортимент прописей. Работы стало гораздо меньше, хотя и специалисты, и оборудование остались. Начались финансовые трудности, так и стали аптеки по всей стране закрываться. 

Вадим Винокуров 

Зачем это надо было? Почему не оставить все, как было? 

Зинаида Кулешова

Министр здравоохранения России, тогда был не из медицины, и было принято много неправильных решений, и в том числе, и в отношении производственных аптек. Хотя экспертное сообщество фармацевтической отрасли предупреждали о последствиях. В то время стартовала программа «Фарма 2020», много иностранных компаний локализовали производство в России и нам говорили, что производители покроют все потребности. Только большим фармкомпаниям это не нужно. Это не их бизнес. 

Индивидуальное изготовление – никогда, даже в СССР, не было высокорентабельным производством и финансировалось государством. Поэтому и препараты были недорогие и востребованные. Сделать этот бизнес прибыльным аптеке самостоятельно невозможно. Сейчас стоимость изготовления возросла многократно по сравнению с советским периодом. 

Проблем много. Но производственные отделы должны быть хотя бы один на район. Для этого нужна поддержка государства: льготы, преференции, налоговые послабления. Нужно и на законодательном уровне многое изменить. Без поддержки правительства, такое производство вряд ли будет рентабельным. Да и оборудование аптека за свой счет не всегда сможет приобрести – слишком дорого, а иногда просто невозможно найти. К этому вопросу нужно подходить структурировано, системно, тщательно прорабатывать все риски и возможности.

К счастью, в нашей стране сохранились аптеки, которые успешно работают и развиваются в настоящее время. Например «Губернские аптеки» в Красноярске, они производят препараты и реализуют их во всех аптеках своей сети по всему региону. А в Татарстане есть порядка 30 производственных аптек, и они не теряли своей актуальности. В каждой из них действует квалифицированный персонал и имеется необходимое оборудование.

Аптеки успешно работают, обеспечивая населения вовремя всеми необходимыми препаратами в нужной дозировке. Такие же примеры есть в Архангельске и на юге России. В марте наша центральная аптека и коллеги в Приморском крае помогали пациентам с хроническими заболеваниями, которые не смогли в аптеке приобрести вовремя нужный препарат. Так силами производственных аптек в некоторых регионах удалось избежать дефицита препаратов для лечения щитовидной железы, в частности L-тироксина, который образовался по всей России из-за ажиотажного спроса. 
 

 «Ещё счастье мое, что я в столице заболел, а не дай бог этакую напасть в деревне, где нет докторов и аптек! (Антон Чехов «В аптеке»)

Вадим Винокуров

То есть дело тогда было в экономике… А что сейчас Вы производите? Есть ли эксклюзивы? 

Зинаида Кулешова

В стране был момент, когда казалось, что мы можем все изменить и заменить, но оказалось нет. Я до прихода в производственную аптеку проработала в частной сети, и была уверена, что мы б могли обойтись без производственных аптек и мелкосерийного производства. Но оказалось, нет. Например, мы готовим для городской больницы жиро-гормональную смесь на основе подсолнечного масла, там сложный большой состав. Срок годности препарата двое суток, и заменить его нечем. Он используется при ожогах как обезболивающее, щадящее желудочно-кишечный тракт ребенка. 

Если ребенок проглотил батарейку, только этой смесью можно спасти жизнь и здоровье маленького пациента. и препаратом нашим мы спасали жизнь и здоровье маленького пациента. А смесь обезболивающая, щадящая желудочно-кишечный тракт маленького пациента. Крупное производство не способно выпускать маленькие партии лекарств и при этом дешево. Если эту смесь производить на большом предприятии, тогда туда надо будет добавлять консерванты, продлевающие ей жизнь, но это вряд ли скажется положительно на обожженном желудке малыша.

Сейчас изготавливаем для перинатального центра раствор для инъекций - потребность 600 флаконов в год. Большим фармкомпаниям не интересно запускать такое производство, так как объем маленький, да и большой потребности на рынке нет. Это жизнеспасающий раствор, обойтись без него нельзя. Он используется в реанимации.

Наши препараты востребованы при лечение новорожденных детей с экстремально низкой массой тела, при дерматологических заболеваниях и псориазе и т.д. Производственные аптеки выпускают специальные мази сроком годности 10 дней, и в них нет не консервантов, не стабилизаторов.
Практически все детские сиропы широкого производства - это сладкие сиропы, потому что на сегодняшний день есть два консерванта: либо сахар, либо спирт. И последнее детям вообще не рекомендуется, а на сахар может быть аллергия. Наши микстуры, порошки не содержат этих консервантов, в составе может быть глюкоза. Мы подходим к каждому пациенту индивидуально, при подготовке учитывается все. Препараты готовятся или на килограмм веса, или на год жизни с учетом индивидуальных особенностей пациента.

Вадим Винокуров

А субстанции для производственных аптек есть?

Зинаида Кулешова 

Субстанции, которые мы используем в работе, пока у поставщиков есть. Для производства некоторых лекарственных форм килограмма субстанции нам на полгода хватает – расход небольшой. Так что у нас есть годовой запас субстанций, всех составляющих и посуды. И не на каких-то мифических складах, а здесь на производстве. Таких проблем, которые испытывают заводы, у нас нет. Но не исключено, что они будут. Уже сейчас под вопросом поставки субстанций из Европы, например испанского колларгол. Надеемся, что с субстанциями из Китая никаких проблем не возникнет. Но будем решать вопросы по мере их поступления. Конечно, мы много лет работает с испанским колларголом, а как поведет себя колларгол другого производителя при изготовлении мы не знаем. Хотя все субстанции, которые есть у поставщиков, зарегистрированы и сертифицированы.

Вадим Винокуров

Если дальше проблемы будут нарастать и будут проблемы с лекарствами импортного производства, в какой степени производственные аптеки смогут этот дефицит сгладить?

Зинаида Кулешова

Конечно, мы не заменим все заводские лекарственные препараты, но во всем мире, не только в России, есть проблема с изготовлением препаратов для детей. Фармацевтические заводы не производят в нужном объеме педиатрические препараты. А если кто-то и делает, то лекарство получается очень дорогим. Многие лекарственные формы, такие как микстуры и порошки, изготавливались и изготавливаются в производственных аптеках. Таким образом этот вопрос решался. Закрытие производственных аптек неизбежно приведет к тому, что дети останутся без товаров повседневного спроса. Я знаю, что депутаты опасаются разрешить аптекам делить таблетки. Мне кажется, что мамы в домашних условиях сделают это менее точно, чем в провизор или фармацевт на специальном оборудовании. 

Март нам доказал, что в производственных аптеках сейчас есть острая необходимость. Нашими силами можно сгладить ситуацию, подобную дефектуре из-за ажиотажного спроса. Мы можем готовить дозировку под конкретного пациента. А для людей, которые не могут глотать таблетку, провизоры изготовят свечи или другие лекарственные формы. 

Если вдруг сузиться ассортимент отхаркивающих препаратов, то в производственных аптеках есть качественная и эффективная микстура от кашля, а также различные детские успокаивающие средства, например, содержащие магния сульфат. Производственные аптеки способны подставить плечо в лекарственном обеспечении, но никак не заменить все препараты фармацевтических заводов. 

Экстемпоральные лекарственные препараты не требуют регистрации, потому что мы работаем с субстанциями. Качество препаратов проверяем на месте, у нас есть провизор-аналитик в штате, он каждую форму титрует и ставит свою подпись.

 «Во многих польских аптеках продавалось какое-то жестокое снадобье под невинным и притом исковерканным названием: «капель с датского корабля». (Лесков Николай, Жидовская кувырколлегия)

Вадим Винокуров

А за рубежом производственные аптеки не существуют?

Зинаида Кулешова

В западных странах отказываться от производства лекарств не спешат. В Германии и Австрии каждая аптека обязана иметь РПО, а в Финляндии существуют производственные лаборатории, выполняющие заказы посетителей аптек. В США для каждого пациента отсыпается именно то количество препарата в той дозировке, сколько ему выписал врач. На баночке может быть не написано название, но есть фамилия пациента. Производственные аптеки по всему миру и у нас в направлении мелкосерийного производства занимают свою нишу, пусть и небольшую.
 

 «В аптеку… За спиртом нашатырным… Поди, говорит, купи мне на двадцать копеек нашатырного спирту…» (Горький Максим, Мещане)

Вадим Винокуров

У здравоохранения в России должно быть несколько точек опоры: это и большая фарма, и производственные аптеки, и врачи, чтобы этот сложный механизм работал на благо пациента, помогая ему сохранять качество жизни. Врачи у нас лечат по утвержденным и разработанным стандартам, назначают исходя из протокола лечения, а производственная аптека выбивается из этой схемы?

Зинаида Кулешова

Стандарты – дело хорошее, но любую благую идею можно довести до абсурда. Я помню те времена, когда не было у врачей стандартов, лечили и БАДами, которые доставали из своего ящика. Нельзя врача загонять в угол, у него должен быть выбор при выборе терапии, потому что каждый человек — это индивидуальный организм и личность.

Боязнь риска доводит до того, что хирурги в сложной ситуации просто не берутся, и смотрят как человек умирает, в противном случае если он допустит ошибку его засудят родственники или сама система.

Но есть другая сторона, когда нашим врачам диктуют медицинские представители западных фармацевтических компаний. Различные обучающие семинары, вебинары, мероприятия за счет Бигфармы тоже ничего хорошего не несут. Все должны занимать свою нишу, но не основную. А у нас, к сожалению, наоборот. Да и сами врачи говорят пациентам, что российские препараты не очень. Еще с советских времен в нашем обществе считается, что импортное – это хорошо, а импортное и дорогое – еще лучше. Просто у отечественной фармы нет таких маркетинговых бюджетов как у иностранцев. А врачи не хотят пробовать что-то новое. Даже если есть хороший новый российский препарат, врач выберет старый импортный, он же работает. После того, как отечественная фарма пошла по пути западных компаний, стала работать и с врачами, и с аптеками, стали продаваться и наши препараты. Вот только парацетамол стал стоить не 5, а 80 рублей, потому что нужно кормить армию менеджеров.

Вадим Винокуров

А как вы считаете, ситуация может поменяться или точка невозврата уже пройдена?

Зинаида Кулешова

Придется меняться. Многие западные компании продолжают поставки препаратов, но сворачивают коммерческую деятельность. Последнее время отрасль столкнулась с проблемами логистики, фуры с препаратами стоят на границах Европы, хотя наши таможенная служба лекарства пропускает по отдельному коридору. Это гуманитарный груз, он вне санкций. Проблемы решают в оперативном режиме, но для нормализации ситуации требуются ресурсы и время. 

Возрождение производственных аптек сегодня в тренде. Как говориться, пока гром не грянет… вот и про нас вспомнили. Ну пусть хоть так. Многие говорят, что производственные аптеки – пережиток времени, но я с этим в корне не согласна. 

Самая большая проблема у нас – кадры. Провизор – аналитик – таких специалистов впору вносить в красную книгу. Кадров по стране не хватает, молодежь не идет и не получает это дополнительное образование, потому что не видят профессиональных перспектив. Сегодняшние специалисты, работающие с советских времен, уходят и на них место прийти некому.

Образовательные стандарты нынче совсем не те, им дают теорию, но даже самые лучшие выпускники не знают ничего, кроме кассового аппарата. Они заточены на продажи. Здесь проблема, которую нужно решать сообща, и бизнесу, и государству. У нас же аптека с одной стороны – социальное учреждение здравоохранения, а с другой – торговля. 

Сейчас взрывной рост онлайн, много препаратов уходят туда, а там вообще не требуется образование. И это не добавляет престижа профессии. На рынок приходят новые игроки, розничный рынок фармацевтический меняется, и это не добавляет рентабельности аптекам. Без поддержки государства они не выживут. Возможно, в будущем что-то изменится.

Но даже если нам добавят объемы и будут заказы, нам нужны будут специалисты. Их еще нужно найти, и платить достойную зарплату. А это дополнительная финансовая нагрузка.

Сегодня все меры поддержки, которые дает государство, на аптеки не распространяются, тем более на производственные. Кому -то помогли они выжить в COVID-19, кому-то сейчас стали серьезным подспорьем, но, а мы не входим не в один из реестров. Так как мы относимся к МУП, но город нас субсидировать не может, потому что коммерческое предприятие. Вот такая правовая коллизия.
 

 «Вот вошли сначала в аптеку; гости ахнули!.. что за порядок!.. банка к банке, склянка к склянке — ну любо-дорого смотреть!» (Загоскин М. Н., Рославлев, или Русские в 1812 году)

Вадим Винокуров

А сейчас отношение к производственным аптекам меняется? 

Зинаида Кулешова

Я оптимист. И врачей можно научить выписывать прописи, и прописи восстановить, все проблемы решаемы. У нас есть библиотека конспектов прописей и мы готовы проводить обучающие вебинары и рассказывать врачам, как это делать.

Пока только провизоры и фармацевты понимают, что такое производственные аптеки. Возродить и вспомнить все то, что было хорошего не получится без серьезной государственной поддержки. Просто пока у нас в государстве тренд на массовость, а не на конкретного человека.

Мы обращались в комитет по охране здоровья Государственной Думы с просьбой пересмотреть регуляторные нормы. Надеюсь, что нас услышали и будут положительные изменения. Первое чтение законопроекта прошло в марте прошлого года, с тех пор ведется законотворческая работа.

Мнение экспертного сообщества

Александр Петров, депутат, член комитета по охране здоровья Государственной Думы

Производственные аптеки зарекомендовали себя еще с советских времен и в нестандартных ситуациях проявляют себя хорошо. На сегодняшний день у нас есть пробел в лекарственном обеспечении некоторых групп населения, в частности детей. Фармацевтическим компаниям для запуска производства лекарства с детской дозировкой необходимо пройти доклинические и клинические исследования и провести государственные регистрационные процедуры. 

На каждый препарат - это от 300 млн до 1 млрд рублей вложений и несколько лет непрерывной работы. И если всего нужно для рынка 1000 упаковок в год, то ни один инвестор не будет вкладывать деньги в такую разработку. С этим как раз быстрее и лучше справятся производственные аптеки. Нам необходимо разрешить им менять дозировку препаратов, изготавливать из уже готового лекарственного препарата нужную лекарственную форму. 

Сегодня это делают родители в домашних условиях, делят на части таблетки на «глаз», но другого выхода для лечения ребёнка зачастую нет, а законом аптекам это запрещено. Конечно, провизор в аптеке сделает это гораздо лучше, точнее и правильнее. Некоторые пациенты не могут проглотить таблетку, в этом случае нужно менять способ введения, где как не в производственной аптеке ему приготовят микстуру или свечи. Как можно не разрешать то, что может спасти ребенка?!

Несколько лет назад мы уже сталкивались с тем, что ребенку при определенных неврологических заболеваниях выписывают таблетки, а он не может, например, глотать. И мамочки от отчаяния пытались купить за рубежом в другой лекарственной форме и незаконно ввезти в Россию, в результате были заведены ряд уголовных дел, поскольку эти препараты относятся к категории сильнодействующих. 

В этой ситуации тогда было найдено компромиссное государственное решение, но при отсутствии ограничений в производстве экстемпоральной рецептуры такого бы не произошло.

Законопроект по производственным аптекам в приоритете у фракции «Единой России». Мы обязаны его обсудить и принять в короткий срок.

Виктория Преснякова, директор СРО Ассоциация независимых аптек, глава Альянса фармацевтических ассоциаций

Производственные аптеки имеют многолетнюю историю успеха. Они имеют большую гибкость и могут производить довольно широкий перечень лекарственных средств, причем в ряде случаев, значительно превосходящих заводские аналоги. Во всем мире приветствуется индивидуальный подход к лечению и нам необходимо развиваться в этом направлении. Нужно сохранить все то хорошее, что было и есть в классической аптеке, и придавать этому большее значение.

В сегодняшних кризисных условиях возрождение производственных аптек и мелкосерийного производства очень нужно для всей системы здравоохранения страны. Для этого в первую очередь необходимо продумать ресурсы и определить даты, проработать дорожную карту, где будет прописан каждый этап: как, когда и в какие сроки. Государству необходимо подключить к этому аптечное сообщество, потому что только отрасль знает все нюансы работы и может указать все слабые места. СРО Ассоциация независимых аптек и Альянс фармацевтических ассоциаций готовы подключиться, чтобы в деталях в кратчайшие сроки проработать это направление развитие аптечной розницы, чтобы в любые сложные время население страны было обеспечено всеми необходимыми лекарственными препаратами.

Гладкова Елена, Президент «Самарской областной фармацевтической ассоциации», генеральный директор «Аптека 245»

Производственные аптеки занимались изготовлением по индивидуальным рецептам врачей, только сейчас у нас врачи уже забыли, как выписывать прописи, им проще выписать готовый лекарственный препарат по МНН или вовсе по торговому наименованию. У меня большие сомнения насколько целесообразно возрождение производственных аптек. Аптека – это бизнес. Он должен быть рентабельным, а значит - изготовление должно приносить прибыль.

Если раньше мы готовили в больших объемах экстемпоральные препараты для лечебных учреждений, то в связи с тем, что сейчас нам это запрещено, объемы ушли, чтобы возродить рецептурно-производственные отделы необходимо сначала обеспечить нас работой, объемами изготовления. Но, уверена, никто сейчас этим заниматься не будет. А препараты для детей до года и онкобольных – это очень небольшой процент в объеме рецептурно-производственного отдела. Не понимаю, как государство планирует возрождать производственные аптеки?

Юлия Борщ, директор по развитию АГАС, заместитель Главы Альянса фармацевтических ассоциаций.

Последние 30 лет производственные аптеки не вспоминали, не уделяли должного внимания, как государственные структуры, так и бизнес. Более того, развитие фармацевтической отрасли строилось на ужесточении правил для производственных аптек и стимулировании большого фармпрома. Те законопроекты, которые рассматривают сейчас, в полной мере не охватывают того, что нужно сделать для производственных аптек. А это, как минимум, обновление оборудования под современные требования и инновационные продукты; разработка и внедрение прописей ЛС; выстраивание системы обмена данными между врачами и аптечными учреждениями; подготовка фармацевтических кадров (аналитики, технологи), обучение врачей; разработка системы определения качества продукции и прочие задачи, которые можно решать только в рамках государственной программы с привлечением частного капитала.

Радует, что сегодня государственная политика следует в том направлении, которое позволило бы переформатировать лекарственное обеспечение в стране, в рамках изменения и применения инновационных, персонифицированных подходов в лечении. 

Сейчас перед нами стоит задача: создать новую систему производственных аптек и мелкосерийного производства.

Производственные аптеки отличает то, что там создаются препараты, точно советующие особенностям терапии отдельно взятого пациента. Это позволяет оптимизировать терапевтическую эффективность, добиться меньшего количества побочных реакций, нежелательных явлений, снизить расходы бюджета на здравоохранение. 

Вопрос возрождения производственных аптек поднимался В.И. Скворцовой, когда она занимала пост министра ЗО РФ в рамках обеспечения пациентов раннего возраста до 1 года. МЗ РФ неоднократно сталкивалось с обращениями пациентских организаций в связи с отсутствием препаратов в РФ. Он также актуализировался в части обеспечения пациентов, нуждающихся в паллиативной помощи, при онкологических заболеваниях, при выводе препаратов с рынка в связи с нерентабельным производством в большом объеме. 

В мире это направление развивается активно. Общий объем рынка составляет порядка 9,5 млрд долларов. Спрос на такого вида продукт растет, по оценкам аналитиков рост составляет 7,5-10% в год. Для тех, кто сейчас рискнет и поверит в это направление, поделится своей экспертизой – это направление может стать одним из драйверов развития бизнеса и качественно изменить систему лекарственного обеспечения в стране. 

Сегодня в мире производственные отделы развиваются в двух направлениях: первое – изготовление индивидуальных лекарственных препаратов для особенных пациентов с непереносимостью, с аллергическими реакциями, при комбинированной терапии, где каждый препарат может значительно влиять на эффект другого. В мировой практике есть прописи лекарственных препаратов, которые отвечают требованиям для пациентов с редкими заболеваниями, но они требуют достаточно серьезного переоснащения производственных аптек. 

Второе направление производственных аптек – фасовка ЛП под индивидуальную схему лечения пациента. Не секрет, что существуют маркетинговые уловки производителей, когда в упаковке содержится 28 таблеток, а на курс необходимо 30, в это случае пациент вынужден покупать дополнительно еще одну упаковку. И обратная ситуация, когда необходимо 14 таблеток, а в упаковке 20 и пациент переплачивает за 6 «лишних» таблеток.

Существует и третье направление развития производственных аптек – изготовление лекарственных препаратов для медицинских учреждений. Опыт советского времени показывает, что в аптеках делалась заготовка самых распространенных препаратов, которые используются в медицинском учреждении. На сегодняшний день есть возможность пересмотра прописи, под новые антибиотики, под гормональные и противовоспалительные препараты, то есть все препараты, которые используются в новых схемах лечения медицинских учреждений, а не только самые банальные со времен СССР. Наши умы в НИИ вполне способны разработать прописи и обучить аптеки, научить выписке лекарств аптечного производства медицинских работников, которые находятся в информационном вакууме, и вообще не понимают, что можно заказывать в аптеке, и что им произведут.

В период пиковой нагрузки наши фармпроизводители не всегда могут обеспечить учреждения здравоохранения элементарными лекарственными препаратами, которые в целом можно производить на месте в регионе, например, натрия хлорид. Наша страна логистически не всегда предсказуема и возникают ситуации, когда в отдаленных территориях нет элементарных растворов глюкозы, натрия хлорида и прочих растворов промышленного производства (касается в основном территорий крайнего Севера).

Безусловно, возрождение производственных аптек с новыми функциями и целями потребует пересмотра законодательных документов, активного привлечения: Научно-Исследовательских институтов, ФОИВов, экспертов в отрасли (существуют экономически рентабельные предприятия, занимающиеся производство в настоящий момент), СРО, бизнеса. Но, если цель оправдывает время и средства, несет улучшение качества терапии пациентов, а также защиту национальной безопасности, то она достижима.


 

Сетевой медицинский журнал «Медицина Сегодня»
Ссылка