Все для фронта, все для победы: какие уроки преподнесла СВО


image

16.11.2022 14864

Уже несколько недель, с момента объявления частичной мобилизации спрос на товары для оказания первой медицинской помощи заметно превышает предложение. В аптеках скупают не только кровоостанавливающие средства, но и автомобильные аптечки. При этом сказать, когда ситуация нормализуется, никто не берется. Какие меры необходимо принять, чтобы оперативно решить проблему и не допустить ее повторения в будущем, medargo.ru рассказал генеральный директор фармацевтической компании Mедарго Вадим Иванович Винокуров.

— Как бы вы охарактеризовали ситуацию на фармацевтическом рынке сегодня?

— Когда в феврале была объявлена СВО, рынок пережил пик спроса. Многие россияне, опасаясь ужесточения санкций со стороны западных фармкомпаний и исчезновения иностранных лекарств из розницы, делали запасы. 

Это во многом напоминало ситуацию после введения локдауна во время пандемии: тогда потребители тоже бросились закупать медикаменты впрок, боясь, что аптеки закроются. Поскольку рынок оказался не готов к таким скачкам потребления, то это периодически вызывало дефицит отдельных наименований товаров. 

Позже, весной и летом к превышению спроса над предложением добавились логистические сложности, перебои с поставками фармсубстанций и некоторых препаратов, приостановка маркетинговой деятельности и клинических испытаний иностранными фармпроизводителями, но все же глобально сама СВО на ситуацию на рынке лекарственных средств, а уж тем более медицинских изделий не повлияла. 

А вот после объявления мобилизации в сентябре все поменялось. Возник дефицит достаточно простых вещей: бинтов, жгутов, некоторых антибиотиков. Мы это четко видим по обращениям клиентов в нашу компанию. 

Это было частично вызвано активностью благотворительных организаций, которые приобретали данную номенклатуру для отправки в Донбасс, а в большей степени желанием мобилизованных самостоятельно сформировать аптечку, с которой они поедут к месту несения службы. 

По отдельным позициям, из-за особенностей технологического процесса, быстро закрыть потребность просто нереально: например, новые партии кровоостанавливающих губок до ноября в продаже не ожидаются. Да и большой вопрос: появятся ли они в ноябре в свободной продаже или полностью уйдут на закрытие контрактов Минобороны, что скорее всего. 

— Вадим Иванович, на ваш взгляд, какие шаги необходимо предпринять в первую очередь, чтобы урегулировать ситуацию?

— Не нужно изобретать велосипед. Достаточно вспомнить недавний опыт пандемии. Перво наперво следует определить потребности. Что конкретно необходимо Минобороны в текущих условиях, должны сформулировать военные медики. У нас в стране есть сеть госпиталей, в Санкт-Петербурге есть Военно-медицинская академия имени Кирова. Вероятно, специалисты этих учреждений совместно должны составить некий список, в котором к тому же будут отражены все их пожелания к производителям медицинских изделий и лекарственных средств. 

Почему это важно? Почему так много критики от врачей по поводу формирования мобилизованными аптечек в соответствии с непонятными списками, которые “гуляют” по сети? Потому что в полевых условиях некоторые лекарственные формы и медицинские изделия, которые прекрасно зарекомендовали себя в обычной жизни, абсолютно бесполезны. Например, по оценкам военных врачей, нереально, не имея медицинской подготовки самому установить назофарингеальный воздуховод, который мобилизованные сейчас покупают по 3 тыс. руб. в интернет-магазинах. Маловероятно, что раненый сможет сам себе сделать укол обычным шприцем. И таких примеров много. 

После того как такой список, напоминающий формуляр военного госпиталя, будет сформирован, возможно, необходимо будет пересмотреть состав аптечек, которые сегодня выдаются мобилизованным и которые они комплектуют по своей инициативе. 

Далее на основании этого формуляра должны быть внесены изменения в действующее законодательство, которые будут направлены на упрощение процедуры регистрации лекарств и перевязочных материалов. То есть те изделия, которые сегодня востребованы, должны максимально быстро получать регистрационные удостоверения, исходя из категории риска. Например, те же жгуты вряд ли могут нанести вред здоровью, и в таком случае нет особой необходимости тщательно проверять их безопасность в клинике. Конечно, если речь идет о лекарственных препаратах, то там сомнений в эффективности и безопасности быть не должно, но необходимо предельно избавить их производителей от бюрократических проволочек, сопутствующих регистрации. Особенно когда медикамент хорошо известен, но меняется лишь его форма выпуска: вместо ампулы — шприц-дозатор и т.п. 

Опять же ничего нового в этом нет: такая практика существовала во время пандемии. И задача Минздрава разработать особые правила ввода в оборот лекарств и медизделий из упомянутого списка.

— Список есть, правила регистрации упрощены, теперь необходимо сформировать госзаказ и довести его до производителей?

— Сформировать такой госзаказ — прерогатива Минобороны и других силовых ведомств. К этой работе наверняка стоило бы подключить Минздрав, потому что не следует ограничиваться только госзакупками. Часть продукции необходимо направить в розничный сегмент, чтобы снять тот ажиотаж, который продолжается уже практически месяц. Хотя дело не только в том, чтобы удовлетворить спрос мобилизованных. У нас есть нерегулярные воинские формирования, не входящие в структуру Минобороны. Частные военные компании, казачьи дружины и т.п. 

Для этих категорий организаций стоило бы предусмотреть особый режим закупок лекарств и их вывода из гражданского оборота. Сегодня, из-за обязательной маркировки препаратов, приобрести медикаменты они могут исключительно как частные лица в аптеках. Оптовые закупки невозможны. И этот вопрос также должен быть урегулирован Минздравом.

Совершенно точно сейчас не лучшее время для того, чтобы ужесточать регуляторику на медико-фармацевтическом рынке. Наоборот, некоторые послабления прямо продиктованы временем. Те требования, которые можно соблюсти на фармзаводе, в аптеке, на фармацевтическом складе, в военно-полевых условиях — выполнить невозможно: ценой излишней бюрократии может быть человеческая жизнь.

А если завтра нам придется формировать народное ополчение, как мы обеспечим фармацевтическими товарами этих людей? 

Кто-то может сказать, что надо решать проблемы по мере их поступления, но мне ближе позиция, когда думают на перспективу, заранее просчитывают и нивелируют возможные риски. В этом контексте, по моему мнению, совершенно обязательны резервные закупки лекарств и перевязочных материалов. В качестве профилактики дефицита и перебоев с поставками. 

— А как быть с ценами на эту продукцию? Какие-то антибиотики входят в перечень ЖНВЛП, цены на них регулируются государством, но для медицинских изделий таких перечней попросту нет.

— Очевидно, что государство должно установить предельные надбавки. Лекарства “для военной медицины” можно включить в ЖНВЛП, чтобы не создавать новых перечней, а вот для медицинских изделий потребуется особый список. И регистрировать эти цены также необходимо в ускоренном порядке. И тут без Федеральной антимонопольной службы (ФАС) не обойтись. 

Бизнес ждет, что Минпромторг обеспечит производителям субсидии на закупку дополнительного оборудования или какие-то иные меры поддержки. 

Сегодня перечисленные мною ведомства: Минпромторг, Минобороны, Минздрав и ФАС больше напоминают рака, лебедя и щуку. Как только они объединятся и начнут действовать сообща, убежден, ситуация начнет исправляться. 

Екатерина Штерн

Сетевой медицинский журнал «Медицина Сегодня»
Ссылка