Дешевые лекарства – какой ценой? Что не так с перечнем ЖНВЛП


image

05.01.2023 11608

Минздрав России сообщил о том, что из перечня ЖНВЛП могут убрать 240 лекарственных форм 177 препаратов. Подавляющее большинство лекарств в этих формах не поступали в оборот как минимум год, на дефицит некоторых из них неоднократно жаловались пациенты. Исключение средств из списка ЖНВЛП означает, что производителям не надо регистрировать предельную стоимость на них, а остальным участникам рынка – не надо придерживаться ее. А значит, вероятнее всего, эти медикаменты на рынке вскоре появятся, но уже совсем по другой цене.

12 октября должна была заседать специальная комиссия Минздрава по формированию лекарственных перечней. Она собиралась рассмотреть вопрос об исключении из перечня ЖНВЛП 240 лекарственных форм 177 препаратов. Некоторые исключения носили формальный характер: например, раньше в списке был раствор “для внутримышечного введения”, а теперь будет – “для внутривенного и внутримышечного”, были таблетки пролонгированного действия – стали “таблетки с пролонгированным высвобождением”. 

Однако под нож попали также лишившиеся государственной регистрации препараты, а еще больше – те лекарства, которые перестали выпускать еще с 2019 года. Так, из ЖНВЛП могут быть исключены таблетки пролонгированного действия сахароснижающего препарата метформин (в Россию их поставляли израильская Teva и индийская Wockhardt); раствор для инъекций фуросемида (его выпускал «Биосинтез»). В 2020 году возник дефицит препарата в ампулах – производители не были готовы выпускать его по причине нерентабельности. При этом посягать на фуросемид в форме раствора для внутривенного и внутримышечного введения пока никто не собирается: его из списка не убирают.

Ограничение по цене может быть снято для метотрексата в таблетках (их поставляло подразделение группы Novartis Sandoz) и в форме раствора для приготовления инфузий («Белмедпрепараты»). В 2020 году пациенты с ревматическими заболеваниями жаловались на исчезновение с рынка метотрексата в таблетках от Sandoz, с того же года он не вводился в оборот в России. 

Из ЖНВЛП предлагают исключить ибупрофен в форме суспензии для приема внутрь, который используют в качестве жаропонижающего у детей. Также есть желание перестать регулировать цену на статины для снижения холестерина.

Впрочем, информацию об окончательном решении комиссии Минздрав на своем сайте так и не опубликовал. Новый список ЖНВЛП пока никто не видел. Однако знакомые с ситуацией эксперты считают, что все вышеперечисленные позиции фармпрепаратов из него наверняка уйдут, вряд ли комиссия станет возражать против этого. 

Многие лекарства, наличие которых должно обеспечиваться и в аптеках, и в стационарах, уже давно пропали с отечественного рынка по тем или иным причинам, а с февраля этого года, по неофициальным оценкам (которые Минздрав не разделяет), отток только усилился

Официально с февраля 2022 года с нашего рынка ушли лишь два импортных препарата: сиалис (средство для лечения эректильной дисфункции) и ботулотоксины (это не только «уколы красоты», но и лекарственный препарат для лечения многих неврологических нарушений, а также гипергидроза). Но по факту пациенты не в состоянии приобрести намного больше наименований медикаментов. Днем с огнем не найти никотинола ксантината (препарат для улучшения работы мелких сосудов), катеджель с лидокаином (местное средство для обезболивания в гинекологии, урологии, при эндоскопии). Серьезные проблемы с антидепрессантами, некоторыми антибиотиками.

Проблема снижения стоимости лекарств ради повышения их доступности актуальна для всех стран. Контроль над ценами в той или иной форме осуществляют Великобритания, Германия, Канада и Япония. Но это палка о двух концах. Медикаменты там реально дешевле, чем во многих других странах, но какой ценой? Ценой серьезных проблем с доступом к ним. 

В период с 2011 по 2018 год 88% всех новых лекарств, выпущенных на рынок, были доступны пациентам в США. В Германии же этот показатель был 64%, в Канаде 46%, в Австралии — 36%. Нехватка лекарств в Канаде настолько распространена, что правительство страны даже создало специальный сайт, на котором пациентов информируют о перебоях с поставками медикаментов и примерных сроках возобновления продаж. Аналогичная ситуация наблюдается в Великобритании.

В США в 2019 году в очередной раз активно обсуждали введение предельных цен на рецептурные препараты. Это было одним из основных вопросов предвыборной повестки дня. Но потом экономисты сели и посчитали, что ограничение цен сократит доходы фармацевтической отрасли на 500–1 трлн долл. в течение десяти лет. В свою очередь, фармкомпании, вероятно, сократят расходы на исследования и разработки новых препаратов на 75-200 млрд долл. в течение этого периода. Экономические потери от такой политики были бы катастрофическими. Жители страны были бы менее здоровы, а страна была бы менее продуктивной с экономической точки зрения. 

Когда правительства вводят контроль над ценами на лекарства, пациенты несут большие расходы в связи с ухудшением состояния здоровья, констатируют эксперты. 

По мнению участников российского фармрынка, вся эта кутерьма с пересмотром списка ЖНВЛП свидетельствует об одном: существующие инструменты государственного регулирования цен на лекарства недостаточно эффективны, попросту не работают. Как только производителям становится невыгодно выпускать те или иные препараты, они пытаются перерегистрировать новые цены в ФАС. Но последняя идет на это крайне неохотно, а чаще – совсем не соглашается. И тогда препараты просто исчезают с рынка. Иногда такие крайние меры срабатывают, бренды получают новую зарегистрированную предельную стоимость и возвращаются, а иногда, когда у лекарства есть масса аналогов и заменителей, – нет. 

Это возвращает нас к теме, которую мы уже обсуждали на medargo.ru, что, возможно, если одному производителю устанавливают новую, повышенную цену на лекарство, то и его конкурентам, выпускающим продукты с таким же международным непатентованным наименованием, – тоже должны давать ее автоматически. 

А если такой механизм отсутствует, тогда, быть может, и не надо раздувать перечень ЖНВЛП и пытаться регулировать цены на сотни лекарств, которые существуют в условиях высокой конкуренции? То есть, оставить этот список лишь для уникальных и редких жизненно важных препаратов. Что же до остальных медикаментов, то цены на них рынок сам отрегулирует. Ну а если конкуренты попробуют договориться, заключить картельное соглашение и удерживать цены на высоком уровне, вмешается УФАС и всех поправит. 

Вадим Винокуров

Сетевой медицинский журнал «Медицина Сегодня»
Ссылка