Все новое – забытое старое: может ли реформа медобразования решить проблему дефицита кадров


image

12.01.2023 4422

Кажется, реформам Минздрава в области медицинского образования нет конца и края. То педиатрам запрещают работать хирургами, то разрешают. То студентов-медиков “уберут” со скорой помощи, то вдруг снова вернут. А недавно Минздрав решил отучить врачей обращаться к пациентам, используя слова “девушка”, “женщина”, “молодой человек”, “мужчина”. Хорошие начинания, наверное, только вот глобальные проблемы здравоохранения, как нехватка рабочих рук, они никак не устраняют.

  • С высоких трибун нам говорят, что основная задумка большинства проводимых реформ в системе медицинского образования – устранить дефицит кадров. Это должно произойти за счет более гибких программ обучения и упрощенного допуска к работе студентов и молодых выпускников. Так что же делали регуляторы и принесли ли реформы ощутимый результат?
  • Осенью 2022 года Правительство РФ изменило условия целевого обучения по программам среднего и высшего образования. Теперь заказчик целевого обучения (то есть будущий работодатель) сможет в одностороннем порядке расторгнуть договор со студентом, который не исполняет требования к успеваемости, или уменьшить размер материального поощрения студента.

Требования к успеваемости студента-целевика будут устанавливаться по разным дисциплинам, модулям и практике. Перечень таких предметов будет определять заказчик, они будут прописаны в договоре о целевом обучении. Решение о расторжении договора заказчик сможет принять по результатам не менее двух промежуточных аттестаций.

В августе департамент медицинского образования и кадровой политики в здравоохранении Минздрава РФ и глава ведомства Михаил Мурашко разослали в подведомственные медвузы указание не принимать в ординатуру студентов, не выполнивших обязательства по договорам на целевое обучение, кроме тех, кто продлевает договор с тем же заказчиком. Впрочем, на эту инициативу оперативно отреагировала Генпрокуратура России – надзорный орган указал на несоответствие этого обращения законодательству и потребовал от Минздрава устранить нарушение.

В конце 2022 года правительство разрешило врачам-терапевтам и педиатрам работать хирургами, анестезиологами-реаниматологами и травматологами-ортопедами. И все же прежде чем делать это, им необходимо будет пройти девятимесячные курсы профпереподготовки.

Работать на указанных специальностях смогут аккредитованные врачи с дипломами по специальностям «лечебное дело» или «педиатрия». Обучение по дополнительной профессиональной программе по выбранному профилю должно занять минимум 9 месяцев. Уже получившие образование по программам интернатуры или ординатуры укрупненной группы специальностей «клиническая медицина» должны пройти профессиональную переподготовку в объеме минимум 3,5 месяца.

При этом в августе по настоянию Минздрава Минпросвещения России сократило время обучения медсестер на 12 месяцев – федеральные государственные образовательные стандарты. Считается, что это поможет решить проблему нехватки кадров, которая оценивается в более чем 120 тысяч человек.

Вдобавок Минздрав в декабре утвердил порядок допуска студентов, не закончивших обучение, к работе на должностях специалистов со средним медицинским или фармацевтическим образованием. Обучающиеся смогут претендовать на рабочие места после успешной сдачи экзамена, порог правильных ответов на 80 тестовых заданий составит 85%. Помимо этого, претенденту нужно подтвердить свои практические навыки и пройти собеседование.

Студенты, обучающиеся по специальностям «лечебное дело», «педиатрия», «медико-профилактическое дело» и «стоматология», после окончания трех курсов вуза могут быть допущены к работе на должностях медсестер.

Нововведения коснулись и службы скорой медицинской помощи – в августе Правительство России разрешило допускать к работе в бригадах “скорой” студентов медвузов, окончивших четыре курса, либо только что выпустившихся специалистов. Формально выпускники не могут работать врачами скорой помощи, пока не пройдут ординатуру, однако до конца 2023 года им дали возможность пройти короткий курс переподготовки и устроиться в бригаду под присмотром наставника.

Читатели – представители старшего поколения – наверняка улыбнулись, читая эти новости: все новое – это хорошо забытое старое. Еще бы, ведь практически все эти “новации” заимствованы из советского прошлого. Пару десятилетий назад от них отказались под флагом очередной реформы и повышения качества медицинской помощи, но, выходит, что напрасно: рабочих рук не хватает, рождаемость не растет, зато население стареет, а значит болеют больше.   

Впрочем, ничто новое Минздраву все же не чуждо. Вот и под конец 2022 года он опубликовал методические рекомендации по организации дистанционной записи пациентов на прием, в котором есть раздел, который посвящен "словам-провокаторам", которые ни в коем случае нельзя использовать медицинским и немедицинским персоналом, потому что пациент может воспринять их как хамство. 

К примеру, вместо обращений к пациенту – «женщина», «девушка», «молодой человек», «мужчина», следует обращаться по имени отчеству. Фразу «ваша проблема» заменять «нашим вопросом» или «нашей с вами ситуацией». Не должны использоваться фразы, звучащие как обвинения:

  • - «не знаю, кто вам такое сказал»;
  • - «это же не я вас неправильно проконсультировал (а)»;
  • - «а мы-то здесь причем?»;
  • - «вы меня, конечно, извините, но»;
  • - «вы что-то путаете»;
  • «вы меня не слышите»;
  • - «что вас еще не устраивает»;
  • - словесные конструкции, возлагающие вину на пациента;
  • - уменьшительно-ласкательные слова;
  • - выражения «не могу» или «не сможем».

«Недопустимы в употреблении фразы и интонации: демонстрирующие безучастность и безразличие; трактуемые как попытка уйти от ответственности или прямо говорящие о безответственности, отражающие безынициативность или нежелание помочь; любые оценочные суждения, прямые или завуалированные оскорбления; фразы, не несущие конкретного смысла», – говорится в документе. Что ж, как говорится, без комментариев.

Напомню, что одна из основных целей реформ медицинского образования – устранить дефицит кадров. Но, согласитесь, что можно обучить медицине сколь угодно большое число студентов, обязать их отработать по 5 лет в сельской больнице или районной поликлинике благодаря таким инструментам, как целевая подготовка или “Земский доктор”, но вот как убедить их остаться там спустя эти самые пять лет? И как повлиять на тот факт, что только 38% выпускников идут работать по специальности?

Приведу еще немного статистики. По официальным данным Росстата, в среднем российские врачи в январе—сентябре 2022 года зарабатывали в месяц 95,4 тыс. руб. Как мы понимаем, это средняя “температура” по больнице, в которую входят и главврачи, и заведующие, и рядовые доктора, и Москва, и Урюпинск.

Но даже эта внешне приличная цифра не дотягивает до планки, установленной майским указом президента 2012 года, согласно которому средний заработок врачей не может быть ниже 200% от средней зарплаты по стране. В 2022 году он не просто не был достигнут: наоборот, произошло снижение показателя на 7,4 процентных пункта относительно девяти месяцев прошлого года.

И еще одна цифра: дефицит врачей в России составляет около 25—26 тыс. человек, сообщил 23 ноября министр здравоохранения Михаил Мурашко на «правительственном часе» в Госдуме. По его словам, дефицит «некритичный, но важный». А вот в Профсоюзе работников здравоохранения России подсчитали, что отрасли не хватает до 30% специалистов, и лучшим решением проблемы в организации назвали повышение зарплат. С профсоюзом сложно не согласиться.

Вадим Винокуров

Сетевой медицинский журнал «Медицина Сегодня»
Ссылка