Обретет ли лицо тактическая медицина?


image

06.02.2023 5998

Говорим “вакцинация” — подразумеваем Александра Гинцбурга. Говорим “педиатрия” — подразумеваем Леонида Рошаля. Говорим военная, тактическая медицина… и понимаем, что нет у этих, крайне востребованных в эти дни разделов медицины “лица”. Потому и не утихают споры о том, что мобилизованному положить в аптечку, что приобрести в рамках гуманитарной помощи для того же военного госпиталя. Сумятица и неразбериха приводит к тому, что рынок наполняется товарами сомнительного качества по заоблачным ценам.

Когда в сентябре прошлого года объявили о частичной мобилизации, практически сразу же возник дефицит ряда медицинских изделий и лекарств, которыми мобилизованные наполняли свои персональные аптечки. Спрос рождает предложение — и в интернете стали появляться самые разные списки того, что обязательно надо приобрести. Ажиотажный спрос вкупе с ограниченным предложением порождает и рост цен.

Среди самых востребованных медизделий оказался жгут-турникет кровоостанавливающий. Как объясняют знающие люди, по сравнению с обычными жгутами он гораздо удобнее, и неопытные люди при его использовании редко допускают ошибки при остановке крови.

В качестве медицинских изделий, то есть после прохождения всех необходимых испытаний, в Росздравнадзоре таких турникетов зарегистрировано всего 2. Зато на рынке, в интернет-магазинах, в соцсетях продается огромное количество турникетов непонятного происхождения, произведенных в том числе в Китае. Разброс цен так же велик: от 200 до 1200 руб. за штуку. И все бы ничего, но, судя по многочисленным отзывам в сети, они имеют свойство рваться во время использования по прямому назначению. Стоит ли говорить, что это ставит под угрозу жизнь человека, истекающего кровью. 

Не лучше ситуация и с гемостатическими перевязочными средствами. Они есть в гранулах, в порошке, на основе хитозана. Впрочем, судя по их ценникам, может создаться впечатление, что в их составе имеются молекулы золота, не меньше. По крайней мере, в интернете их продают по цене от 1,8 до 5,5 тыс. руб. за штуку. 

Насколько оправдана эта цена — сказать сложно. Как мы помним, во время пандемии лицевые маски продавали и по 100 руб. за штуку, когда же заболеваемость пошла на спад — от этой продукции те же поставщики готовы были избавиться с 90% скидкой. 

С другой стороны, производителей тоже можно понять. Как я уже неоднократно отмечал, процедура регистрации как лекарств, так и медицинских изделий, в нашей стране весьма громоздкая и затратная. Так что изготовителям нужно на относительно небольшом объеме изделий “отыграть” эти расходы на регистрацию. 

В сентябре 2022 года коллегия Военно-промышленной комиссии поручила «дочке» «Ростеха» разработать новую аптечку для военнослужащих. Дело в том, что военная аптечка АППИ из комплекта экипировки «Ратник» была принята на снабжение приказом Минобороны от 21 мая 2011 года, сообщили специалисты ВПК. Ее содержимое состоит из 4 позиций. Это жгут Эсмарха кровоостанавливающий, пакет перевязочный, средство перевязочное гемостатическое стерильное, средство для дезинфекции (таблетки).

Как указали специалисты комиссии, в армейской аптечке солдат ВСУ 13 наименований, где помимо перевязочных материалов есть термоодеяло, карточка пострадавшего бойца и водостойкий маркер для нанесения информации.

Для сравнения комплект носимой армейской аптечки солдат США (Individual First Aid Kit) состоит из 14 позиций, включая зажим для остановки артериального кровотечения, щиток для глаза, большое количество перевязочных средств, таблеток для очищения воды и антибиотики Бацитрацин.

Однако сроки разработки новой аптечки для военнослужащих объявлены так и на были. В октябре стало известно, что "Ростех готов создать новые тактические аптечки для военнослужащих, если такая задача будет поставлена Минобороны. В ее состав обязательно должны войти: медицинский жгут-турникет, зажим для остановки артериального кровотечения, перевязочные пакеты, противоожоговые средства, перевязочная косынка, антибиотики, пластырь, бинты, компрессионный бандаж, ножницы для разрезания одежды, декомпрессионная игла, обезболивающие и противошоковые средства и другие позиции — это минимум, который должен быть у бойца под рукой", — заявили в Ростехе.

"Мы отреагировали максимально оперативно — предложены два готовых варианта аптечек, с проверенными поставщиками. Один из них включает 13 позиций, второй — 23 наименования средств первой помощи. Выбор за заказчиком", — сказали в Ростехе.

С тех пор никакой информации о судьбе этого проекта не публиковалось.

Рассказывают, что организации приходят к фармдистрибьюторам со списками лекарства и медизделий, которые они хотят закупить в рамках оказания благотворительной помощи, включающими в себя препараты, которые рекомендуются для снижения массы тела, например. Кто составлял такой перечень? И куда в конечном счете отправятся эти, надо сказать, не дешевые лекарства? 

Немного статистики в тему. К оказанию медицинской помощи при боевых действиях готовы 54% гражданских врачей. Это результаты недавнего опроса гражданских медиков на платформе «Справочник врача». Еще 38% опрошенных считают, что смогут оказывать такую помощь после курсов специальной подготовки. 

В исследовании приняли участие 2034 врача-специалиста, опрос проводился с 13 по 18 января 2023 года. Военная кафедра в вузе была у 58% опрошенных, у оставшихся 42% ее не было.

Только 7% считают, что медицинское образование позволяет работать в любых условиях. При этом у 38,5% опрошенных медработников воинская должность и военно-учетная специальность (ВУС) совпадают с полученным медицинским образованием. Еще 36% врачей присвоили военную специальность среднего или младшего медперсонала, у 8% ВУС не связана с медициной.

Возвращение военных кафедр в медицинские вузы поддержали 79% опрошенных. Из них 79% заявили, что гражданские врачи должны уметь оказывать помощь в любых ситуациях.

При этом 62,5% из тех, кто не поддержал возвращение военных кафедр, заявили, что они не позволят гражданским врачам развить необходимый уровень знаний. Еще 37,5% предложили в качестве альтернативы проводить курсы по военно-полевой хирургии и другие аналогичные курсы.

«Нужно вернуть в медицинские вузы военные кафедры, — убежден бывший главный санитарный врач России Геннадий Онищенко. — Они там, правда, остались в рудиментарном состоянии. Раньше все врачи после окончания медицинского вуза получали звание «лейтенант медицинской службы запаса» и ВУС. Они проходили специальную военную подготовку медицинскую. Другая хирургия, другие навыки должны быть. Характер травмы, характер ранения во время войны, характер отравления, если будет применено какое-то химическое оружие, принципиально отличается”. 

Открытие военной кафедры сейчас обсуждается в Казанском государственном медицинском университете. При этом уже решен вопрос о том, чтобы с нового учебного года запустить в вузе курс военной хирургии и терапии, сообщил ректор КГМУ Алексей Созинов.

А пока все формируют как личные аптечки, так и благотворительную помощь для участников СВО, исходя из советов сарафанного радио, интернет-блогеров. Ни одно официальное ведомство, ни одно профессиональное сообщество военных медиков так и не выступило с официальными рекомендациями на эту тему. Минобороны лишь ограничилось заявлением, что мобилизованные обеспечиваются всем необходимым. Дескать, везти с собой мешок лекарств и бинтов не надо. Но раз люди не вняли этой рекомендации и раз у нас возникла потребность в обеспечении этих потребностей в зоне боевых действий, кто-то должен взять на себя ответственность и разработать базовые рекомендации: причем не только для участников СВО, но и для производителей, закупщиков наконец.

Вадим Винокуров

Сетевой медицинский журнал «Медицина Сегодня»
Ссылка