Реформа под копирку: ветеринарных фармацевтов переводят на систему аккредитации


image

16.05.2023 9924

Ветеринарные фармацевты будут проходить аккредитацию, следует из поправок в Федеральный закон “О ветеринарии”, опубликованных на официальном портале правовой информации. Ранее аналогичная реформа была проведена для фармацевтических специалистов, ведущих отпуск лекарств для людей. И, похоже, это не единственная инициатива, которую ветеринарный рынок “скопирует” с медицинского.

Сейчас ветеринарные специалисты при получении лицензии на осуществление фармдеятельности должны получать сертификат специалиста и удостоверение квалификации в любой образовательной организации, у которой есть лицензия на образовательную деятельность, рассказал medagro.ru руководитель учебного и ветеринарного центра “Денталвет” (Москва) Артем Спирин. В дальнейшем, по его словам, будут созданы так называемые аккредитационные центры: федеральный и региональные. 

“Я бы сказал, что для конечного пользователя все останется, как прежде, – прокомментировал эксперт. – Они также будут проходить курсы повышения квалификации и затем будут направляться на аккредитацию. А их данные будут аккумулироваться в Федеральной государственной информационной системе в области ветеринарии по аналогии с используемой в этих целях в настоящий момент ФИС ФРДО (Федеральный реестр сведений документов об образовании и (или) о квалификации, документах об обучении)”. 

По словам Спирина, изменения в большей степени коснутся образовательных организаций. Последние должны будут наладить информационный обмен с главным аккредитационным центром, создать инфраструктуру для прохождения аккредитации (теоретической и практической частей), возможно, где-то откорректировать учебные программы и планы. 

Открытыми остаются вопросы содержания тестов и ответственных за проведение аккредитации организаций, добавляет гендиректор Союза предприятий зообизнеса Татьяна Колчанова. Все это будет прописано в постановлении правительства, которое должно быть опубликовано вслед за документом.

“У медиков уже давно существует аккредитация вместо сертификации, – пояснила Колчанова. – Получить ее можно на Госуслугах, ответив на тестовые задания из 80 вопросов. Если 70% ответов оказались правильными, медики получают аккредитацию. В ветеринарии пока такого не было”.

Поправки, которые касаются аккредитации ветеринарных фармспециалистов, вступают в силу с 1 марта 2026 года. До этого времени специалисты в области ветеринарии, занимающиеся фармдеятельностью, могут продолжать работать по сертификату специалиста. Оформить его можно будет вплоть до 28 февраля 2026 года. Он будет действовать до истечения его срока и после вступления в силу вышеназванных поправок.

“С точки зрения специалистов, я бы сказал, что новшество носит позитивный характер, потому что избавит их от бумажной документации, – полагает Спирин. – Все будет переведено в электронный вид и станет прозрачно. Подать заявку на аккредитацию можно будет через портал Госуслуг”. 

Впрочем, есть, по мнению эксперта, одно “но”. Фармацевтическая деятельность в ветеринарии, в отличие от медицины, регламентируется всего двумя документами: правилами хранения лекарственных средств и правилами надлежащей аптечной практики.Этого явно недостаточно. Но есть надежда, что к часу Х – 2026 году регулирование будет более исчерпывающим и всеобъемлющим. 

Первые шаги в этом направлении сделаны, подчеркнул эксперт. В ветеринарии была введена новая боевая единица – ветеринарный фармацевт (до этого момента в отрасли были только ветеринарные врачи, специалисты со средним и высшим образованием, и они же вели отпуск лекарств). 

Ветфармацевт – это специалист со средним или высшим ветеринарным образованием, который работает в сфере производства, хранения и продажи лекарств для животных.

Представителей этой профессии можно разделить на три категории:

  • Фармацевты, которые работают в ветаптеках и отпускают лекарства.
  • Провизоры, которые не только продают, но и изготавливают препараты по рецепту врача. К сожалению, эти специалисты в ветеринарных аптеках – редкость.
  • Ветфармацевты, которые занимаются научно-исследовательской деятельностью. Они работают в крупных фармацевтических компаниях, где разрабатывают ветеринарные препараты, и к продаже лекарств в аптеках отношения не имеют.

Каким бы видом деятельности не занимался ветеринарный фармацевт, он разбирается именно в лекарствах для животных, во взаимодействии активных и дополнительных веществ друг с другом. Также он отвечает за правильное хранение препаратов (самое качественное средство способно навредить, если испортилось из-за перегрева или переохлаждения, хранения в неположенном месте), следит за качеством лекарств, их соответствием стандартам (подделки на рынке ветеринарной фармацевтики – не редкость, поэтому важно проверять качество поставляемого товара), вовремя изымает из обращения и отправляет на утилизацию испорченные препараты, а также средства с истекшим сроком годности. 

“В дальнейшем я вижу два варианта развития событий, – говорит Спирин. – Первый: это будут фармацевты, работающие в производственных аптеках, то есть те, кто на своей базе делают одноразовые лекарства по назначению ветеринарного специалиста. И второй: что они будут относиться ко всем аптекам: как к производственным, так и к розничным. Пока подзаконные акты не опубликованы, сохраняется неопределенность”.   

О производственных аптеках для изготовления лекарств для людей, я не так давно рассказывал. Сейчас депутаты Госдумы активно взялись за их возрождение. А что происходит с производственными аптеками для ветеринарии?

По оценке Спирина, для сегмента рынка, ориентированного на животных-компаньонов, производственная аптека не очень-то интересна в нынешних реалиях, а вот для сельскохозяйственного направления она может иметь хороший эффект. Там другие объемы, другие затраты, другие потребности. 

“Если в ветеринарной клинике в городе мы лечим конкретную собаку или конкретную кошку, то в сельском хозяйстве лечат стадо животных, – констатирует эксперт. – И иметь производственную аптеку в структуре агрохолдинга, которая изготавливает одноразовые лекарства для собственных нужд, может быть экономически целесообразно. Сейчас подобие ветеринарной производственной аптеки есть практически в каждом хозяйстве, которые оперативно и с учетом индивидуальных потребностей делают корма и кормовые добавки (для конкретного поголовья добавляется определенная лекарственная форма для профилактики заболеваний)”. 

Но полноценных ветеринарных производственных аптек по стране немного, полагает Спирин. Впрочем, никто их скорее всего не считал.   

Даже обывателю видно, что регулирование ветеринарного рынка в нашей стране в последнее время происходит под знаком заимствования опыта медицинского рынка. Аккредитация фармспециалистов – лишь один из примеров. Недавно также обсуждалась возможность введения маркировки ветеринарных препаратов в системе “Честный знак”. Однако тут есть другая сложность, не дающая слепо копировать опыт рынка лекарств для медицинского применения, акцентирует внимание Спирин. 

“На рынке лекарств для медицинского применения есть всего одно животное – человек с подвидом мужчина и женщина, иногда – ребенок, – говорит эксперт. – А на ветеринарном рынке есть две большие группы: продуктивные (животные, за исключением рыб, водных беспозвоночных, водных млекопитающих и других водных животных, целенаправленно используемые для получения от них пищевой продукции) и непродуктивные животные. Причем, кого относить к последней группе, никто не знает, так как это нигде не прописано”. 

Поэтому такое перенятие опыта – это, с одной стороны, хорошо, потому что делает ветеринарный рынок более понятным, отрегулированным, цивилизованным, резюмирует Спирин. Но, с другой стороны, важно понимать и учитывать нюансы ветеринарного рынка, в противном случае этот перенос может иметь негативные последствия, предостерегает руководитель “Денталвет”. Есть риск, что от этих нововведений будут страдать конечные потребители, потому что на них будут переложены расходы, которые понесет бизнес в связи с внедрением той же маркировки, например. 

Если доступность ветеринарных препаратов и услуг населению снизится, мы получим катастрофические последствия, ведь нелеченные, больные животные могут представлять опасность для людей. Существует немало болезней, общих для человека и животных, которыми он заражается при контакте с животными: дикими, сельскохозяйственными или домашними. И к ним относятся сибирская язва, бешенство, бруцеллез, туляремия, лептоспироз, токсоплазмоз, различные гельминтозы.

Кстати, в министерстве природных ресурсов подготовлен законопроект, который регулирует разведение домашних животных. Так называемое ординарное разведение – то есть неорганизованное разведение животных без знания селекции и правил племенного разведения, проводимое без профессионального отбора, подбора и оценки спариваемых животных, без последующей оценки качеств потомства, без оформления документов, предлагается признать предпринимательской деятельностью со всем вытекающими последствиями, как то уплата налогов. 

Вадим Винокуров

Сетевой медицинский журнал «Медицина Сегодня»
Ссылка