Медицина без врачей, аптечка без лекарств: к чему привело “закручивание гаек” в здравоохранении


image

05.01.2023 9234

В начале сентября премьер-министр Михаил Мишустин поддержал развитие производственной медицины. По его мнению, медслужбы важно создавать даже на небольших предприятиях. Реализовать такую задачу с учетом дефицита кадров и частичной мобилизации медиков будет не просто. Так, может, начать с малого: с пересмотра “аптечек”, которые сегодня разрешено иметь на предприятиях? С разрешения иметь в них минимальный запас лекарств, которые могли бы спасти чью-то жизнь до приезда скорой помощи? Не менее актуальна эта проблема и для школ, детских садов, а также обычных водителей.

Итак, на оперативном совещании 5 сентября глава правительства Михаил Мишустин поддержал предложение реанимировать производственную медицину. По его словам, речь идет о возрождении практики цеховых врачей с целью своевременного выявления начальных признаков развития профзаболеваний. «Они проконсультируют, проведут диспансеризацию, направят на исследования, а если надо — окажут помощь с госпитализацией в стационар», — добавил премьер.

Идея отличная, но, как всегда, дьявол кроется в деталях. 

Мишустин предложил оказать содействие компаниям, в которых уже имеются медицинские подразделения. 

«Мы им поможем заключить соглашения с государственными организациями здравоохранения, тогда их работники смогут получать весь спектр необходимой помощи», — уточнил Мишустин. 

По большому счету, ничто не мешает предприятиям делать это и сегодня. И некоторые имеют такие договоры. Но радикально проблему они не решают, поскольку доступность медицинской помощи оставляет желать лучшего. Хорошо, если производство находится в городе, в непосредственной близости к лечебному учреждению. А если это нефтяное месторождение, геологоразведка, просто комбинат в труднодоступной местности? Там люди могут рассчитывать только на аптечку первой помощи.

В статье 223 Трудового кодекса указано, что медицинское обслуживание сотрудников гарантирует работодатель. Однако он не может сам определять состав аптечки, содержимое этого “тревожного чемоданчика” устанавливается нормативными актами.

Последний раз правила пересматривались в позапрошлом году (приказ Минздравсоцразвития от 15.12.2020 № 1331н). Они вступили в силу в сентябре 2021 года. Отныне в аптечках для работников должны иметься несколько видов масок и перчаток, жгутов, бинтов, салфеток, лейкопластырей, а также спасательное одеяло и несколько ножниц, в том числе хирургические. И никаких лекарств! 

Если у человека на работе поднялось давление, если он сильно обжегся, порезался, то рассчитывать он сможет только на личные запасы — свои, коллег, ну и на приезд скорой помощи. Обработать рану и перебинтовать он, конечно, сможет, но вот снять боль — уже нет.

Ничуть не лучше ситуация с автомобильными аптечками. Водители старой закалки считают их бесполезными из-за их скудного состава: в них тоже не осталось лекарственных препаратов. Лишь бинты, жгуты и устройство, позволяющее проводить искусственное дыхание пострадавшему. 

Подобное упрощение состава эксперты объяснили тем, что лекарственные средства ввиду температурных перепадов при хранении в автоаптечке быстро приходят в негодность. Более того, лекарства могут стать опасными, так как в них из-за неправильного хранения могут появиться токсины. Наконец, некоторые, ранее входившие в аптечку препараты, в случае ДТП оказывались бесполезными, так как не могли помочь пострадавшему человеку. 

С другой стороны, в дороге может произойти что угодно, не только авария, говорят оппоненты. Например, сердечный приступ. В аптечке старого образца были средства, которые могли помочь водителю продержаться до приезда врачей.

Есть мнение, что, изменяя состав автомобильных аптечек, Минздрав брал пример с западных стран. Однако эксперты отмечают, что в разных странах законодательство в этой части очень разное. Например, в США автомобильные аптечки – образец для подражания. В них есть не только необходимые лекарства с подробными инструкциями по применению, но и растворы для обработки ран, специальные одеяла и пневмошины для иммобилизации поврежденных конечностей. У нас же спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

Хорошо еще, что закон не запрещает добавлять в состав автомобильной аптечки медицинские средства на усмотрение владельца. И потому в интернете можно найти немало статей о том, что стоит докупить. Обычно это антисептики, противовоспалительные средства, обезболивающие, активированный уголь, спазмолитики, средства от и диареи, нашатырный спирт, который поможет при обмороках и укачивании. 

Но если водителю ничто не запрещает возить с собой лекарства и пользоваться ими в случае необходимости, то проявление такой же “запасливости” и “предусмотрительности” воспитателем детского сада, учителем или тренером чревато последствиями. 

Согласно СанПиН 2.4.1.2660-10 пункт 21.1, руководитель дошкольных учреждений считается ответственным за наличие аптечек медицинской помощи и их своевременное пополнение. При этом сам состав аптечки для детского сада нигде не прописан.

Разъяснения по составу аптечки должны давать местные департаменты здравоохранения. Однако зачастую они не хотят брать на себя такую ответственность. И тогда каждый комплектует аптечку самостоятельно, исходя из личных убеждений. 

А вот со школьным аптечками полная ясность. С 2009 года из них тоже исключили все лекарства, чтобы застраховать от их неправильного использования. Логика такова: хотя учителя и проходят курс по оказанию доврачебной помощи, но профессиональными медработниками не являются. Дескать они могут дать не то лекарство или не в той дозировке, что небезопасно, поэтому лучше предоставить это медработникам. 

И тут снова возникает проблема доступности. Ученику повезло, если он учится в большой, современной городской школе, в которой есть медицинский кабинет, и в день, когда он занемог, в этом кабинете был медицинский работник. Но таких “везунчиков” по стране крайне мало. 

Во-первых, большинство школ не в состоянии лицензировать медкабинет, потому что не может выполнить требований, которые предъявляются регулятором. И даже если такой кабинет есть, то открывается он всего несколько раз в год — когда в школу приходят сотрудники ближайшей поликлиники, с которой заключено соответствующее соглашение, и проводят профосмотр или вакцинацию учащихся. Во-вторых, уровень оплаты труда школьного врача так мал, что эти ставки заполняются совместителями, а кабинеты работают всего несколько часов несколько дней в неделю. В остальное время даже если у девочки заболел живот в “критические дни”, учитель не вправе дать ей спазмолитик. Но все ли выполняют этот запрет? Выходит, строгость закона компенсируется…

Мы много говорим о сохранении здоровья нации. Но к каждому человеку врача не приставишь. Значит, нужно думать об альтернативных решениях. В тех же США в старших классах есть обязательный курс “Здоровье”, некая комбинация наших биологии и ОБЖ. Школьникам рассказывают об анатомии и физиологии, безопасном и ответственном самолечении, поведении в экстремальных ситуациях, включая навыки оказания первой помощи. Некоторые учебные заведения используют возможности телемедицины для оказания неотложной медицинской помощи.

Вероятно, нам тоже стоило бы, в первую очередь, обратить внимание на культуру самолечения, облегчить условия лицензирования мебкабинетов, тщательно взвесить все за и против возвращения некоторых лекарственных средств в детсады, в школы, на предприятия. Если польза от доступной лекарственной помощи превышает риски от ее неправильного получения, то следует просто это признать и принять необходимые меры.

Вадим Винокуров

Сетевой медицинский журнал «Медицина Сегодня»
Ссылка